Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Вторник, 17.10.2017, 15:46
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Очерки истории Иркутска


Иркутск в период первой русской революции

             Выдающимся фактом в истории Си­бири, оказавшим огромное вли­яние на все стороны   ее жизни, является проведение Сибирской желез­ной дороги. Оно было вызвано  разви­тием капитализма вширь, т.е. распро­странением сферы его господства на новые территории. Великий  Сибирский путь способствовал росту сбыта про­мышленной продукции на сибирском рынке и вывоза оттуда сырья и про­дуктов сельского хозяйства, усиливал колонизационное   освоение края, более выгодную эксплуатацию его природных богатств. Вместе с тем постройка Си­бирской железной дороги  служила  ин­тересам внешней политики правительст­ва: стремлению укрепиться в экономическом и военно-политическом отношении на Дальнем Востоке, овладеть его рынками, расширить сферу своего влияния.

Постройка Сибирской железной дороги, начатая одновременно с двух противоположных сторон: от Челябинска и от Владивосто­ка,— продолжалось 13 лет (с 1892 по 1905 гг.). В 90-х годах   было открыто движение по Средне-Сибирской железной дороге от Ново-Николаевска (Новосибирска) до Иркутска.

16(29) августа 1898 г. в Иркутск прибыл первый поезд. Мест­ная газета посвятила этому событию передовую статью, которая начиналась такими строками:

«Свершилось!.. Сегодня свисток паровоза впервые огласит наши окрестные горы, степи и леса, еще почти нетронутые культурой. Идея о стальном поясе, соединяющем два океана, Великий и Атлан­тический, еще не так давно казалась несбыточной мечтой, теперь же через два, много пять лет, будет совершившимся фактом. Роковой момент для Сибири настал! Старая Сибирь осталась позади, впере­ди перед нами встает что-то новое. Сознание важности переживае­мого страною момента проникло все слои общества, и почти перед каждым встает вопрос: «Что-то будет?..»

В 1900 г. закончилась постройка железной дороги от Иркут­ска до Байкала — с одной стороны и от станции Мысовой до Сретенска — с другой. Что же касается Кругобайкальской дороги меж­ду станциями Байкал и Мысовая, то постройка ее, являвшаяся исключительно трудным делом, была закончена лишь в 1905 г. Этот участок проходил по гористой местности, необходимо было про­кладывать тоннели, возводить искусственные сооружения в ущельях горных речек, впадающих в Байкал, и т.д.

Между тем отсутствие сплошного рельсового пути от Иркутска до Мысовой вызвало большие затруднения в передвижении пасса­жиров и грузов по Забайкальской железной дороге. Тогда было ре­шено, не дожидаясь окончания постройки Кругобайкальской линии, соорудить рельсовый путь от Иркутска до Байкала, а затем устро­ить регулярное пароходное сообщение через озеро. Сооружение Иркутско-Байкальской линии, начатое летом 1896 г. под руководством инженера Пушечникова, было закончено в 1900 г. Эта линия на­чиналась от ст. Иркутск и шла на протяжении 62 верст до ст. Бай­кал, расположенной у истока р. Ангары, на мысу Баранчук, у под­ножья Байкальских гор. От станции рельсовый путь доходил до-берега Байкала, заканчиваясь на самой пристани, с которой произво­дилась подача поездов на пароходную переправу. Переправа совер­шалась на специально устроенном ледоколе «Байкал». Он соору­жался в Англии, а затем по частям был привезен в село Лиственичное на берегу Байкала, где был собран.«Байкал» представлял собой крупное судно. Длина его — 290 футов, ширина — 57 футов, грузоподъемность — 4200 тонн. На ледоколе было три машины об­щей мощностью в 3750 индикаторных сил.

В нижней, внутренней, палубе «Байкала» находилось три рель­совых пути. Здесь размещалось 25 товарных вагонов, наполненных грузом. В каютах на верхней палубе помещалось до 300 пасса­жиров.

Переезд через озеро между пристанями Баранчук (возле стан­ции Байкал) и Танхой — 40 верст — продолжался около 2'Л часов. В помощь «Байкалу», считавшемуся тогда вторым по величине ле­доколом в мире, был выстроен ледокол «Ангара» мощностью в 1250 сил, предназначенный главным образом для перевозки пасса­жиров. В распоряжении Байкальской переправы, находившейся в ведении Забайкальской жел. дороги, имелись также колесный паро­ход «Лейтенант Малыгин», пароход «Стрелка» и 5 барж с общей грузоподъемностью в 82000 пудов. Кроме судов Байкальской пере­правы, по Байкалу, Селенге и Ангаре совершали рейсы 11 неболь­ших пароходов с 18 баржами, принадлежавших компании Немчино­вых, и три катера.

В 1902 году был отстроен участок Танхой-Мысовая, а в 1905 году открылось движение по линии от станции Байкал до Мысовой. Этот участок получил название Кругобайкальской же­лезной дороги. Несколько тоннелей, прорезавших береговые утесы, многочисленные виадуки, мосты и другие искусственные сооруже­ния остались немыми свидетелями огромных трудов, положенных рабочими, инженерами, техниками, строившими дорогу.

Проведение Сибирской железной дороги усилило экономическую связь Сибири с Европейской Россией, способствовало ускорению и росту товарооборота.

Сбыт продукции сибирского сельского хозяйства усилился не только на рынках Европейской России, но и на местном рынке. Проведение железной дороги содействовало увеличению населения в городах, железнодорожных поселках, на каменноугольных копях, золотых приисках. Во всех этих пунктах возрастал спрос на сельско­хозяйственную продукцию. Что касается спроса на промышленные изделия, то он увеличивался как в результате развития сельского хозяйства, роста городов и рабочих поселков, так и вследствие переселенческого движения в Сибирь, которое усилилось после проведения железной дороги.

За 15 лет, с 1896 по 1910 год, в Сибирь прибыло 8930000 переселенцев. Переселенцы, вспахавшие миллионы десятин «нови», способствовали росту сибирского земледелия.

После проведения железной дороги в Сибири складывается но­вая отрасль промышленности — каменноугольная, возрастает добы­ча золота. Растут мукомольное, кожевенное дело, маслоделие и дру­гие виды производства, непосредственно связанные с обработкой продукции сельского хозяйства.

Оживление сибирской промышленности после проведения же­лезной дороги не ликвидировало все же промышленно-экономической отсталости Сибири. Для капиталистов центра Сибирь остава­лась сырьевой базой, рынком выгодного сбыта товаров, объектом торгово-ростовщической эксплуатации трудового населения; царское правительство рассматривало Сибирь как источник получения по­датных сборов и других доходов казны и «край изгнания» — место каторги и ссылки.

«Промышленность Сибири представляла собою, за небольшим исключением, промышленность полукустарного типа и в общем про­мышленном балансе России играла незначительную роль... Основ­ными отраслями сибирской промышленности до войны, кроме золо­та и угля, являлись: мукомольная, винокуренная и прочие произ­водства пищевой промышленности, т. е. те отрасли, которые тесно связаны с местным сырьем». На мукомольное дело и винокурение падало 74% стоимости всей продукции обрабатывающей промыш­ленности в Сибири.

Из общей суммы промышленной продукции всей России, дости­гавшей 5 620 млн. рублей в год, на долю Сибири приходилось лишь 83 100 000, т. е. 1,5%. В промышленности России было занято 2 598000 рабочих. Между тем в Сибири насчитывалось всего 59000 рабочих, т. е. 2,3 %.

После проведения железной дороги в Сибири начинается рас­пространение сельскохозяйственных машин: жнеек, сенокосилок, конных грабель и проч. Но выгодами их применения воспользова­лась не вся масса крестьянства, а преимущественно сельская бур­жуазия — кулачество.

Во всех отраслях хозяйственной жизни Сибири развивалось про­тиворечие между потребностями развития производительных сил и экономико-технической отсталостью края. Это противоречие раз­решается лишь после Октябрьской революции на совершенно новой основе — на основе социалистического строительства.

С развитием капитализма, проведением железной дороги, ро­стом каменноугольной, золотодобывающей и других отраслей про­мышленности в Сибири рос пролетариат. В мастерских и депо же­лезной дороги, на каменноугольных копях и золотых приисках, на заводах создавались очаги революционного движения.

Большое влияние на развитие и направление революционного движения в Сибири, в частности в Иркутске, оказала ленинская «Искра» — коллективный организатор, пропагандист и агитатор. Эта газета уделяла значительное внимание Сибири, где она имела своих активных корреспондентов. За 1901—1903 гг. в «Искре» было напечатано более 40 корреспонденции, статей и заметок, отно­сящихся к Сибири. В них освещались важнейшие вопросы и факты социал-демократического движения в этом крае.

В 1901 г. по инициативе томской группы революционных соци­ал-демократов, при поддержке кружков и групп, существовавших в Омске, Красноярске, Иркутске, Чите, образовался Сибирский со­циал-демократический союз, объявивший о своем возникновении особым воззванием, напечатанным в собственной типографии. В воз­звании говорилось, что в разных местах Сибири возникли органи­зации, цель которых заключается в революционной пропаганде сре­ди рабочих. Эта пропаганда ведется успешно, но разрозненно. Си­бирский союз поставил своей задачей объединение отдельных мест­ных групп и расширение их деятельности.

«Искра» рассматривала возникновение Сибирского социал-де­мократического союза как показатель того, «что и среди деятелей еще молодого сибирского движения назрела потребность раздви­нуть рамки агитационно-организаторской деятельности за пределы местной «кустарной работы». Такая потребность стала сознавать­ся в широких кругах партии. Это показывало, что «песенка старого «экономизма», воспитавшегося на преувеличенном почитании «мест­ной» деятельности, уже спета».

Приветствуя объединение сибирских социал-демократических групп, «Искра» считала нужным отметить и недостатки, допущен­ные в воззвании Сибирского социал-демократического союза. Га­зета обращала внимание на то обстоятельство, что результаты объединения социал-демократических групп могут быть значитель­но парализованы стремлением этого объединения «обособиться от общерусского движения в какую-то самодовлеющую силу». В воз­звании Союза говорилось, что, когда в России окончательно сфор­мируется с.-д. партия, «Союз войдет с ней в возможно тесное со­прикосновение». «Искра» считала, что Сибирский социал-демокра­тический союз должен просто вступить в партию как одна из ее частей. Общеклассовые интересы и политические задачи пролета­риата одинаковы как в Сибири, так и во всей России.

В статье «Искры» ставился вопрос: «Почему Союз говорит об окончательном сформировании Российской партии, как о деле, в котором он сам как бы не намерен принимать участие?» «Искра» указывала, что общерусская рабочая партия сформируется только как комплекс всех отдельных социал-демократических организаций, в том числе сибирских групп. «Искра» выступала против всякой об­ластной обособленности и призывала к активному содействию об­щепартийной политической печати — важного средства общеполи­тической борьбы организованного пролетариата. В издании и рас­пространении этой печати должны принять участие соединенные силы всех районов.

Под влиянием «Искры» Сибирский социал-демократический со­юз стал устранять свои недостатки и следовать политической линии, намеченной общепартийным органом печати. В прокламации, выпу­щенной в январе 1903 г., Союз объявил о вступлении в РСДРП в качестве ее комитета, о своей солидарности с организацией «Искры» по вопросам принципиальным, тактическим и организа­ционным и о признании «Искры» руководящим партийным орга­ном. Сибирский социал-демократический союз стал называться Си­бирский союз РСДРП.

В состав Сибирского союза входили комитеты РСДРП: Том­ский, Омский, Красноярский, Иркутский, Читинский.

Иркутский комитет РСДРП возник в 1901 г. и выпустил свою первую прокламацию в марте 1902 г. До апреля 1903 г. было распространено в значительном количестве экземпляров 28 проклама­ций. Их раскидывали на видных местах по улицам, по дворам, раз­давали для распространения верным людям, разбрасывали в про­мышленных предприятиях, учебных заведениях, казармах, расклеи­вали на заборах, рассылали по почте, опускали в ящики для писем по домам иркутян. Кроме распространения листовок и литературы, присылаемой из центра, Иркутский комитет выпускал свои прокла­мации, размножал статьи из ленинской «Искры», распространял издания Сибирского союза. Сначала прокламации Комитета печа­тались на гектографе, затем на типографском станке. По коллекци­ям прокламаций, хранящихся в государственном архиве Иркутской области, можно проследить, как улучшалась техника их печатания. Одни из них написаны от руки «печатными» буквами и размноже­ны на гектографе, другие напечатаны четко, по всем правилам ти­пографской техники.

Прокламации Иркутского комитета РСДРП   обращены   к   ра­бочим и работницам, к учителям, солдатам. Через свои и другие из­дания Комитет распространял социал-демократические идеи, про­пагандировал необходимость борьбы за политические свободы и за социализм. Обыкновенно воззвания заканчивались призывами: Долой самодержавие! Да здравствует свобода! Да здравствует социализм! Прокламации Иркутского комитета РСДРП и Сибирского сою­за откликались на события, происходившие в Европейской России (Обуховская оборона, стачки рабочих в Ростове-на-Дону и на стан­ции Тихорецкой, волнения крестьян в Харьковской и Полтавской губерниях) и в Сибири разоблачали жестокие расправы царизма над рабочими и крестьянами. В прокламации «Поздравление име­ниннику царю», выпущенной в декабре 1902 г., говорилось: «Про­клятие тебе, царь-убийца, грабитель! Проклятие тебе, самодержав­ный именинник! Ты стреляешь, гноишь, ссылаешь, вешаешь луч­ших людей... Но горе тебе, именинник! В твоей стране рабов начинает просыпаться рабочий! И близок день, когда запылает на­родное восстание, когда мускулистая рука рабочего разобьет твое ненавистное иго...»

В воззвании «К рабочим и работницам города Иркутска» (10 июля 1902 г.) Иркутский комитет РСДРП разъяснял им, чего добиваются социалисты, и призывал к организованной борьбе про­тив самодержавия, за политическую свободу и против капиталистов.

В воззвании, выпущенном в феврале 1903 г., Иркутский коми­тет РСДРП приветствовал выступление Сибирского социал-демо­кратического союза как комитета партии «с определенной ясно вы­раженной, революционно-социал-демократической программой» и заявление Союза о его полной солидарности с «Искрой». В свою очередь Иркутский комитет признавал газету «Искра» своим руко­водящим органом, выражал полную готовность оказывать этому органу материальную и духовную поддержку в его агитационной и организационной работе. Комитет заявлял, что он будет всеми си­лами содействовать Сибирскому союзу в проведении им принципов революционной социал-демократии. Иркутский комитет РСДРП решил отчислять в пользу организации «Искры» не менее 10 про­центов своих ежемесячных поступлений.

Из Иркутска отправлялись в редакцию «Искры» корреспонден­ции, а также листовки, изданные Иркутским комитетом РСДРП. В этой газете были напечатаны заявление Иркутского комитета РСДРП о признании им «Искры» своим руководящим органом, сообщения о листовках, выпущенных Комитетом, о забастовках, собраниях, происходивших в Иркутске и на станции Иннокентиевская (теперь Иркутск II), первых маевках, о демонстрации в Ир­кутском театре в январе 1903 г. В одной из статей «Искры» дан обзор листовок Иркутского комитета. Корреспонденции из Иркут­ска разоблачали действия царских чиновников, жандармов и поли­цейских. Например, в статье «Царские слуги перед царским судом» говорилось о грубом и жестоком обращении жандармов с рабочими на Кругобайкальской железной дороге.

Ленинская «Искра» проникала в Иркутск и распространялась здесь. Она имела в нашем городе своих внимательных читателей, служила руководством в работе иркутской организации РСДРП.

Как видно из отчета о деятельности Иркутского комитета РСДРП с 1 августа 1903 г. по 1 августа 1904 г., за это время было распространено 32430 экземпляров центральных, общесибирских и местных изданий. Центральные издания составляли брошюра В. И. Ленина «К деревенской бедноте», 250 экземпляров 11-го и 43-го номеров «Искры», листовки, приложенные к этой газете, и «Извещение о 2-м съезде РСДРП». К общесибирским относились брошюры и листовки, выпущенные Сибирским комитетом РСДРП, к местным — издания Иркутского комитета.

Распространением революционных изданий ведал один из чле­нов Иркутского комитета РСДРП, число постоянных распростра­нителей составляло 20—25 человек.

Сначала связи Иркутского комитета ограничивались неболь­шим кругом местной интеллигенции и учащейся молодежи. С 1902 г. по мере развития рабочего движения возрастает влияние Иркутско­го комитета РСДРП среди рабочих. Комитет живо откликался на проявления рабочего движения в Сибири, стремился организовать его, руководить им.

В апреле 1902 г. при участии Иркутского комитета РСДРП про­исходила забастовка железнодорожных рабочих на ближайшей к городу станции Иннокентьевской. Забастовка охватила свыше 200 рабочих. Ей предшествовала работа Иркутского комитета РСДРП на этой станции, распространение там прокламаций. Их распро­страняли рабочие, непосредственно связанные с Комитетом. Начав­шись 22 апреля, забастовка продолжалась три дня. Рабочие требо­вали установления восьмичасового рабочего дня, увеличения заработной платы, отмены штрафов. Забастовка протекала организо­ванно, рабочие дружно отстаивали свои требования. Лишь после прибытия на станцию вице-губернатора с ротой солдат, направлен­ной для подавления забастовки, она была прекращена.

«С проведением жел. дор. в Сибири и с возникновением соц.-дем. комитетов рабочее движение здесь растет и крепнет и из сти­хийного начинает уже превращаться в более организованное, со­знательное»,— сообщала «Искра» 15 декабря 1902 г. на основании сведений, полученных от своих сибирских корреспондентов.

В сентябре 1902 г. забастовали рабочие красноярских железно­дорожных мастерских из-за несвоевременной выдачи им заработ­ков.. Жители Красноярска были поражены невиданным зрелищем: через весь город, от железнодорожных мастерских до губернского правления, прошли полторы тысячи рабочих. Они требовали, чтобы администрация мастерских приступила к уплате им заработка. Пе­репугавшийся губернатор вызвал начальника мастерских и предло­жил ему «немедленно принять меры, чтобы все рабочие получили плату».

По поводу забастовки и демонстративного шествия рабочих в Красноярске Красноярский и Иркутский комитеты РСДРП выпу­стили и широко распространили специальные прокламации. По­дробно излагая красноярские события, прокламации указывали на необходимость объединения рабочих, которое приведет к победе как в борьбе с капиталистами, так и в борьбе против самодержавия.

История, подобная красноярской, произошла и в Иркутске. 9 октября 1902 г. после того, как рабочим железнодорожного депо не был выдан расчет в положенный срок, они забастовали и пошли по «службам» для выяснения причин задержки расчета. Ничего не добившись, 200 рабочих пошли к губернатору. Перетрусивший на­чальник губернии поступил по примеру своего красноярского кол­леги: он телефонировал начальнику депо, чтобы расчет был произ­веден.

События, происходившие в Красноярске и Иркутске, послужи­ли поводом для улучшения пропагандистской работы Краснояр­ского, Иркутского и Томского комитетов РСДРП.

В Иркутске постепенно установилась традиция отмечать между­народный пролетарский праздник, день смотра боевых сил рабо­чего класса— 1 мая (18 апреля по старому стилю). В 1901 г. в Томске, Омске, Красноярске, Иркутске распространялись перво­майские прокламации Сибирского социал-демократического сою­за. Такие же прокламации были распространены в Иркутске в 1902 г. В день 1 мая бастовали рабочие Иркутского железнодорож­ного депо. Они отправились на Каю (за город) и пели там револю­ционные песни. «Как видите, и у нас в Сибири зашевелился рабо­чий. В добрый час!» — писал корреспондент «Искры» по поводу первых маевок в Сибири.

В день 1 мая 1903 г. в Иркутске не работали отдельные группы рабочих. За городом происходило небольшое рабочее собрание, по­священное пролетарскому празднику. На станции Иннокентьевской возникла стачка рабочих железнодорожного депо, продолжавшаяся четыре дня. Требования, выдвинутые рабочими на предварительных собраниях, были воспроизведены в прокламации Иркутского коми­тета РСДРП «К иннокентьевским рабочим». В числе требований значились такие, как восьмичасовой рабочий день и возвращение рабочим всех штрафов, взысканных с них со времени открытия ма­стерской.

В 1903 г. происходили также стачка строительных рабочих у подрядчика Чикарева на станции Иннокентьевской и забастовка в Иркутском промышленном училище. Об этих забастовках выпу­щены прокламации Иркутского комитета РСДРП.

После пропагандистских занятий в кружках, небольших неле­гальных собраний и загородных сходок Иркутский комитет РСДРП решил организовать открытую демонстрацию в самом городе. Такая демонстрация произошла 13 января 1903 г. в иркутском общест­венном собрании на лекции литератора Кулябко-Корецкого. Он прочитал несколько лекций о положении Западной Европы в XVIII—XIX вв. в них говорилось о Франции, Германии, Австрии и Сербии. Речь шла о новой истории этих стран, но слушатели со­поставляли ее с политическим положением России; французский абсолютизм, свергнутый буржуазной революцией, они сравнивали с российским самодержавием. Последняя лекция была посвящена Парижской коммуне. После этой лекции и было решено устроить демонстрацию, организованную Иркутским комитетом РСДРП. В общественном собрании присутствовало более 1500 человек. Одних привлекла тема лекции, другие были негласно приглашены Иркутским комитетом. Настроение у присутствующих было припод­нятое.

Сразу же по окончании лекции выступил политический ссыль­ный — студент. Он стал читать адрес лектору. В адресе после вы­ражения благодарности Кулябко-Корецкому за содержательные лекции была высказана мысль, что революционное движение, про­исходившее в Западной Европе, будет развиваться и в России и приведет к свержению самодержавия.

Студенту не пришлось закончить, так как полицмейстер, вско­чив на сцену, потребовал прекратить чтение. В это время посыпа­лись прокламации Иркутского комитета РСДРП, а также много мелких листков с надписями: «Долой самодержавие! Да здравству­ет демократическая республика! Да здравствует социализм!» Все это произошло так быстро, что полицмейстер и городовые растеря­лись и не решились производить аресты, тем более, что полицей­ских было немного. Читавшему адрес удалось скрыться. На другой день всех политических ссыльных, проживавших в Иркутске, вы­звали в полицию и расспрашивали, кто читал адрес, но ничего до­биться не удалось.

Демонстрация произвела большое впечатление, о ней много го­ворили в Иркутске. Иркутский комитет посвятил этому событию новую прокламацию. О демонстрации сообщалось в «Искре».

Читать дальше

www 192.168 0.1
Категория: Очерки истории Иркутска | Добавил: anisim (24.08.2010)
Просмотров: 5250 | Рейтинг: 5.0/5 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>