Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Понедельник, 08.03.2021, 07:52
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Иркутск в предвоенные десятилетия (1920 - 1941 гг.)


Иркутск в годы репрессий - 4
В это же время в соответствии с решениями февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б) происходят кадровые чистки в составе репрессивных органов Иркутска. Была устроена жестокая расправа над комиссаром безопасности 3-го ранга Я.П. Зирнисом, который с 1930 г. по декабрь 1936 г. возглавлял УНКВД Восточно-Сибирского края. Избиваемый на допросах в ноябре 1937 г. второй секретарь крайкома ВКП(б) Степан Павлович Кор­шунов вынужденно давал такие показания: «Роль Зирниса... как немецко­го агента сводилась к защите интересов немецкого фашизма, в пропаганде его взглядов. Зирнис в правотроцкистской организации являлся предста­вителем Германии, в пользу которой он действовал...».
Меньше двух месяцев (январь — февраль 1937 г.) находился в долж­ности начальника УНКВД по Восточно-Сибирской области Марк Исаевич Гай, комиссар госбезопасности 2-го ранга. В марте 1937 г. новым на­чальником УНКВД области становится Г.А. Лупекин. «Сын грузчика и прачки», как написано в его биографии, развернул энергичную деятель­ность по выявлению «врагов народа». Тысячи искалеченных судеб на со­вести этого человека и его последователя — старшего майора госбезопас­ности Б.А. Ильюшенко-Малышева. Именно они стали исполнителями «ве­ликого террора» 1937 — 1938 гг.
Как свидетельствуют архивные документы, подавляющее большинство необоснованных репрессий в отношении наших земляков в 1937 — 1938 гг. проводилось на основании постановлений «тройки» УНКВД Иркутской области. Позднее, когда волна репрессий пошла на убыль, «тройки» и «двойки» были упразднены Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г. (об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия). По этому поводу был издан соответствующий приказ НКВД (№ 00762 от 26 ноября 1938 г.). Однако «тройки» и «двойки» уже успели вписать свою черную страницу в историю кровавых репрессий 1935 — 1938 гг.
Сейчас уже не секрет, что к началу 1930-х гг. у органов госбезопасности сложилась сеть секретной агентуры, которая контролировала основные про­изводственные сферы: рабочие коллективы, крестьянские объединения, совучреждения. В конце 1930-х гг. волна доносительства захлестнула значи­тельную часть общества. Стимулом к этому служила статья 58.12 УК РСФСР, которая карала за недонесение о контрреволюционном преступлении лише­нием свободы на срок не менее полугода. Широкое распространение полу­чили партийные и комсомольские доносы, доносы в газеты, устные доносы (с посещением «компетентных органов»), анонимные доносы.
После того как арестованный «кололся» и подписывал клеветнические показания, он, как правило, на допросы больше не вызывался: его участь была уже предрешена. В следственных делах встречается не более одного-двух протоколов допросов. Сроки ведения следствия были различны. Если дело шло через областную «тройку», то с момента ареста до вынесения приговора проходило не многим более трех-четырех месяцев. Если же рассмат­ривал дело и выносил приговор какой-либо другой орган, то оно могло затянуться до девяти-десяти месяцев. Это было, как правило, в тех случаях, когда человек до момента ареста занимал высокий (руководящий) пост в областном масштабе. Тогда следователям приходилось «доказывать» его при­частность к московским — главным — «контрреволюционным центрам». Так, например, председателя Восточно-Сибирского облисполкома Якова Пахомова и второго секретаря обкома ВКП(б) Степана Коршунова в ходе след­ствия возили в Москву для проведения «очных ставок».
Категория: Иркутск в предвоенные десятилетия (1920 - 1941 гг.) | Добавил: anisim (09.05.2011)
Просмотров: 1650 | Рейтинг: 5.0/9 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>