Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Понедельник, 21.09.2020, 16:42
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Григорий Шелихов: биография (часть 2)


Наследство и наследники - 8
Более чем двести портретных полотен помещено в знаменитой Военной галерее Зимнего дворца, с описания которой начинает А. С. Пушкин свое стихотворение «Пол­ководец». Среди генералов — полководцев Отечествен­ной войны 1812 года те, чьи имена известны нам с дет­ских лет: Кутузов, Багратион, Раевский... Но здесь же те, о ком сегодня знают только военные историки: Бах­метьев, Чаликов, Марков... С немалым удивлением в этом ряду позабытых ныне героев обнаружим мы и порт­рет одного из участников «восточного проекта».
В 1790 году двадцатипятилетним капитаном Кирилл Федорович Казачковский вместе с Бентамом приехал в Иркутск, чтобы отправиться в экспедицию «для полезных открытиев». К тому времени он уже имел золотой крест и внеочередное продвижение по службе за участие в оча­ковских сражениях, показав «при штурмовании ретрашамента Гасаи-пашинского замка и Ачаковской крепо­сти... мужественную неустрашимость». Отъезд Бентама, затем смерть Шелихова не дали отважному офицеру принять участие в освоении Русской Америки. Можно представить, с какой досадою он вел через Якутию сол­дат-кораблестроителей, вынужденных возвращаться с уракского устья, в расположение батальона — Кударинскую крепость в Забайкалье!
В формулярном списке Казачковского теперь уже не экспедиционные поручения, а войны, битвы, сражения...
«...в Пруссии при Браунсберге...
...под Кенингсбергом...
...в Шведской Финляндии...
...1812 года июля 19, командуя правым флангом кор­пуса... атаковал левый фланг неприятельского корпуса под командою маршала Удино, принудил весь корпус сняться с позиции и отступить...
...1813 года апреля 20... находился в генеральном сра­жении близ города Люцена, командуя резервом обратил на неприятеля все наши отступавшие войска... в продол­жении 5 часов удерживал занятые им деревни, опроки­дывая везде сильные неприятельские натиски...
...24 июля 1829 года исключен из списков умер­шим...»
Не вызывает особого удивления то, что среди участ­ников «восточного проекта» оказываются люди, через чет­верть века осененные вечной памятью двенадцатого го­да. Не удивит и следующая выписка — копия документа, в котором «сошлись» знакомые нам имена:
«Милостивый государь мой, граф Николай Петрович!
Имею честь препроводить к Вашему Сиятельству записку, доставленную мне от купца и акционера Аме­риканской компании Голикова, в которой изволите усмотреть, что наводится сильное сумнение на Главное Правление той компании, что якобы разтрачены капита­лы оной. Состоя попечителем дел графа Чернышева, гра­фини Матюшкиной и князя Гагарина, купил я на знат­ную сумму акций для малолетних детей сказанных фами­лий, то и безпокоюсь я теперь в веренных мною той ком­пании капиталах. В разсуждении чего и отношуся я к Вашему Сиятельству, яко министру коммерции ... прося уведомить меня, не состоит ли какой опасности, в самом деле, в получении мной от той компании капиталов.
Гаврила Державин. 3-го ноября  1804»
Министр коммерции, граф Николай Петрович,— уже упоминавшийся Н. П. Румянцев; автор письма — первый поэт России начала XIX столетия Гаврила Романович Державин, и после смерти Шелихова человек неравно­душный к промысловой деятельности в тихоокеанском регионе. Ну, а жалобщик — это, конечно же, бывший компаньон Григория Ивановича, курский купец Иван, Ларионович Голиков, не раз споривший и конфликто­вавший из-за денег с «Колумбом росским», а позже и с его наследниками.
Ровно через год, в ноябре 1805-го, Ивана Ларионовича не станет...
И еще одна запись в нашей рабочей тетради, относя­щаяся к самому началу XIX столетия. Пространная, но уж очень яркая! Не удержимся, чтобы не привести ее, пусть не полностью, но хотя бы частично:
«...Мыс святого Ильи. Афогнаки (так для экзотики на­зываются здесь обитатели Кадьяка.— Л. С.) стекаются на морской берег, с которого видны русские суда, бегущия на парусах.
А ф о г н а к: Радость, радость! Видите ли корабль, не­сущий к нам нашего друга по быстрым волнам син моря?
Все, в один голос: Видим, видим! Дайте нам ско­рее прижать его к сердцу, скорее обнять его колена!
Первый: Уже старейшины пошли к нему навстречу.
Второй: Побежим принять его на мирный берег.
Т ре т и й: Окажем ему по возможности наше усер­дие.
Первый: Подведу ему черного, гладкого соболя, которого я поймал на щастье.
Второй: А я поднесу ему блюдо пшена и скажу ему,— «Ты научил нас удобрять землю, тебе и посвящаю первый плод ея».
Женщина: Чем же нам почтить его? Соберем све­жих, душистых трав и устелим ими ложе его.
Другая: А дорогу от пристани до его хижины усып­лем прекрасными цветами.
Афогнак: А я до румяной зари проиграю под ок­ном его на свирели, тихонько-тихонько, чтоб не встре­вожить сладкого сна его.
Все: Полетим же братья, подхватим на руки нашего благодетеля !..»
Отсмеявшись над этой безудержной идиллией прямо-таки сыновьих чувств, стоит тем не менее задуматься, по­чему же редактор журнала, откуда мы выписали эту об­ширную цитату, поместил статью «Смерть Шелихова», не­смотря на то, что написана она приторно густой сладкой водицей. Ведь как-никак журнал — «Вестник Европы» (№ 3 за 1802 год), а редактор — Николай Ми­хайлович Карамзин, названный в пушкинское время первым подлинно русским историком.
Категория: Григорий Шелихов: биография (часть 2) | Добавил: anisim (12.03.2011)
Просмотров: 1712 | Рейтинг: 5.0/7 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>