Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Суббота, 29.04.2017, 00:00
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Григорий Шелихов: биография (часть 2)


Надежды и крушение? - 3
Григорий Иванович явно стремился перенести в Рус­скую Америку то, что существовало в Сибири, в Иркут­ске. «Детское училище» на Кадьяке учреждалось по об­разцу школы, открытой в начале 80-х годов в Иркутске. С иркутской почвы пересаживалось им европейское му­зицирование. Библиотека создавалась в подражание той, в основании которой он сам принимал участие («Ир­кутская книгохранительница»). И так же как в существо­вавших с середины XVIII в. Иркутской и Нерчинскон навигацких школах, на Кадьяке начали готовить буду­щих мореходов, в 1792 году два кадьякских мальчика стали участниками экспедиции Лаксмана в Японию — «для практики в навигации», а еще семеро тогда же уп­ражнялись в мореходной науке в плаваниях в «Восточном море» на компанейских судах.
 
Не будем преувеличивать новаторство, гуманизм и бескорыстие Шелихова. Многое делалось и раньше. До него промышленники начинали обучать на островах де­тей аборигенов своему языку и своей грамоте. Еще в 40—50-е годы участники тихоокеанского зверобойного промысла «старались привязать к себе способных маль­чиков-алеутов, учили их русскому языку, грамоте, крес­тили, давая им русские имена, и вывозили ненадолго на Камчатку и в Охотск, чтобы показать Россию». Но надо помнить: то, что предпринималось Шелиховым, пред­принималось прежде всего купцом, отнюдь не ставившим свои купеческие интересы на второе место. Но действо­вал Григорий Иванович все-таки более необычными, чем было принято до него, методами и с необычным для сво­его времени размахом. Ему было мало обучить языку и письму,— взаимное отчуждение русских и аборигенов, столь не схожих между собой во внешности, трудовых навыках, в целом — в образе жизни; отчуждение, так мешавшее прибыльной торговле и пушному промыслу, он стремился преодолеть, включив тихоокеанский регион в сферу действия хозяйственной системы Сибири и ее ду­ховной культуры; теснейшее сотрудничество русских и аборигенов должно было стать и средством решения уп­равленческих проблем.
 
Но в этом случае от русских требовалось больше, чем уметь добывать пушных зверей. Они должны были стать носителями знаний.
 
Не случайно у всесильного фаворита Платона Зубова Шелихов просил (и выпросил!) для отправки в Америку «из присылаемых в Иркутскую губернию за вины на по­селение» — посельщиков — мастеровых и хлебопаш­цев, а одновременно с ними и «духовную свиту» — монахов, которые не только должны были крестить местные племена, но и мирить между собой русских, заниматься воспитанием и первых и вторых, стать в Русской Америке учителями и библиотекарями и даже геологами и метал­лургами!
 
...1795 год сулил новые надежды на расширение и укрепление шелиховских предприятий. Для Шелихова многое менялось к лучшему. Во главе министерства ком­мерции был поставлен сенатор Гаврила Романович Дер­жавин, знавший о планах «именитого рыльского граж­данина», а вполне вероятно, и самого Григория Ивано­вича, уже более десяти лет. Как мы помним, Державин в свое время соседствовал с шелиховским компаньоном капитаном Михаилом Голиковым; позже, будучи секре­тарем Екатерины II, он занимался и изучением сибирских проблем. Но, что было для Шелихова еще важнее, Дер­жавин был в какой-то степени близок окружению вели­кого князя — жена Гаврилы Романовича была дочерью кормилицы Павла.
 
Обнадеживали перспективы кяхтинского торга — уве­личился спрос на шкуры морских котиков. Шелихов на­деялся, что в 1795 году китайские   купцы  закупят  от тридцати до ста тысяч шкур и что в дальнейшем величи­на закупки этого меха возрастет до двухсот тысяч. Тог­да же распространились слухи, якобы китайские власти запретили своим подданным покупку пушных товаров у кого бы то ни было, кроме русских.
 
Григорий Иванович обдумывал очередную просьбу, с которой собирался обратиться к графу Зубову, веро­ятно, набрасывал черновики письма; его он напишет и отправит в апреле — «...о испрошении... необходимо по­требных мореходцев, судостроителя и прочих до верфи художников, коим компания будет щедро платить...» Опять в ход шли изыски словоплетения: «...в уповании на благодеяние Ваше... прошение мое повергаю прозорли­вому Вашего Сиятельства разсмотрению, покровительст­ву и представительству, которое единое может только составить помощь трудящейся на пользу Отечеству Аме­риканской компании, носящей уже плоды Ваших патри­отических благодеяний...»
 
В конце концов Шелихов обратился с прошением в Иркутское наместническое правление с просьбой выде­лить из портовых команд «4-х человек, знающих штур­манское искусство», «судостроительного мастера, искус­ном по лутчим манерам окопировывать суда», боцмана и якорного мастера — таких, которые «могут искусством своим обучить либо способных из молодых американцев, либо других». Как только рапорт о просьбе Шелихова, поддержанный иркутскими властями, пошел на рассмот­рение в сенат, Григорий Иванович отправил письмо Зу­бову. Та поддержка, которую он получал от фаворита раньше, позволяла и теперь рассчитывать на благополуч­ный исход дела.
 
Уверенность в будущем вселяли и известия от Бара­нова.
 
Баранов писал: «...впервые северная страна (полуост­ров Аляска и земли к северу, к реке Юкон) раз­ведана и описана с перешейком, приведена в подданство российское... надеюсь и далее по матерой [земле] зделать открытия...»
 
И далее» «...железные руды обысканы в довольном количестве... железо выковано, а потому и надежда от­крыта к заведению таковаго завода [железоплавильного и железоделательного производства] с полною эконо­мией) государственною, промысловые выгоды в новых местах, по оскудению первобытных (найденных в 80-е го­ды) [промыслов] открыты и новую ветвь выгод отечества обнадеживают в тех [промыслах] и торговле с народами матерой Америки. В постройке повсюду произ­веден и производится новой прочной и лучшой вид...» Он писал и о том, что «порядок наблюдается», но не одним им — Баранов не мог одновременно быть сторо­жем компанейского имущества и его же «расходчиком», «не доверять же никому дело невозможн о е». Главный правитель компанейских поселений в Америке Александр Андреевич Баранов поступал, как и Шелихов,— не без разборчивости вверял дела своим лю­дям.
 
...1795 год сулил новые надежды. Нес он с собой и тревоги.

 

 

Категория: Григорий Шелихов: биография (часть 2) | Добавил: anisim (12.03.2011)
Просмотров: 1392 | Рейтинг: 5.0/5 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>