Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Среда, 26.04.2017, 08:05
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Григорий Шелихов: биография (часть 1)


Купцы Шелиховы - 2
В Курске по утрам заливались соловьи, но, увы, оправ­дывались опасения — в музее и библиотеке не имелось никаких шелиховских материалов. Телефонные пере­говоры с музейными работниками в Рыльске дали тот же отрицательный результат.
С разочарования началась и работа в областном ар­хиве.
Метрические книги и исповедальные ведомости ког­да-то находились (о чем информировали справочники) в архивных фондах, но сравнительно недавно материалы эти были переданы в Белгородский областной архив. По­чему? Потому что часть населенных пунктов созданной в 70-е годы XVIII века Курской губернии в середине столетия относилась к губернии Белгородской. Передать передали, а в «Путеводитель» по фондам Курского архи­ва изменений не внесли.
Итак, на поиски шелиховских метрик надо было от­правиться в соседнюю область — Белгородскую, взяв с собой отношение «с указанием темы исследования, под­писанное руководителем учреждения, где работает ис­следователь, имеющее исходящий номер и заверенное гербовой печатью». Дух великого преобразователя по-прежнему присутствует в архивных стенах...
Ладно, если бы нужна была лишь поездка в Моск­ву, но ведь «учреждение, где работает исследователь», расположено от Курска и от Москвы в нескольких тыся­чах километров! Идею о поисках в Белгородском архи­ве пришлось оставить сразу же. Искать надо было в до­ступных архивных пластах, среди документов Курского областного архива, относящихся к 80-м годам XVIII сто­летия.
...Как правило, в местных архивохранилищах из доре­волюционных фондов одним из самых объемных является фонд консистории — органа управления церквей, мона­стырей, семинарий и пр. В свою очередь в консистор­ском фонде самая неудобная для работы часть — как раз метрические книги и исповедальные ведомости, не име­ющие заглавий, раскрывающих содержание, не имеющие именных указателей, заполненные трудночитаемыми записями. А если исследователь ко всему еще и не знает, в каком из церковных приходов жил нужный ему чело­век?
В нашем случае поиск осложнялся тем, что в 80-е годы Шелихов, хотя и числился рыльским купцом и платил подати в Рыльске, жил за тысячи верст от своего родного города и фактически являлся иркутским жите­лем. Приходилось ли надеяться на то, что он бывал в Рыльске наездами, что в какой-нибудь исповедальной ве­домости мелькнет: «...Григорий Иванов сын Шелихов... жена ево... дети ево... брат ево...» или что-то в таком ду­хе? Если да, то в ведомостях за какой год вероятнее все­го найти подобную запись?
Вспомним статью в «Исторической энциклопедии»: в 1783 году Шелихов отправляется в Америку, предвари­тельно составив промысловую компанию с курскими куп­цами Голиковыми. Вполне допустимо предположение, что для договора с будущими компаньонами Григорий Ива­нович приехал из Сибири в Курск. Здесь он уж наверня­ка проехал и 116 верст, чтобы увидеться с родственника­ми в Рыльске, где вполне мог побывать на исповеди. При­няв это предположение, надо было искать в ведомостях церквей за годы, предшествующие путешествию,—1782, 1781, в крайнем случае — 1780.
...На третий день беспрерывного перелистывания за­полненных священническими небрежными почерками ис­поведальных ведомостей и метрик «мелькнуло»: «...но­ябрь... 14... браком сочетались у рыльского купца Григо­рия Шелихова дворовой ево человек Михаила Киреев сын Шелихов с отроковицею Анною Андреевой дочерью, оба первым браком...» А чуть ниже еще одна запись: «...24... у рыльского купца Григория Ивана сына Шелихо­ва родилась дочь Екатерина; восприемниками были путивльский помещик Федор Ильин сын Щечкин с рыльскою подъяческою женою Гликериею Ивановою дочерью Луцевиною».
О чем говорят эти записи, сделанные в 1781 году священником Вознесенской церкви?
Во-первых, здесь мы обнаруживаем довольно неожи­данный факт — Григорий Иванович был владельцем кре­постных. Не будем, впрочем, предаваться изумлению. В первой половине XVIII века крепостных имели не толь­ко купцы, но и архирейские и монастырские слуги и да­же государственные крестьяне. Конечно, найти в этой недворянской среде владельцев многих десятков и сотен «душ» невозможно. Заметим лишь, что право душевого владения во второй половине XVIII столетия было су­щественно ограничено, по наследству передавать их бы­ло нельзя, к тому же покупать крестьян с землей и без земли беспрепятственно могли лишь одни дворяне. Но купечество, особенно самое «капиталистов», не оставляло усилий, добиваясь возможности приобретать крепост­ных.
Во-вторых, мы видим, что накануне своего американ­ского путешествия Шелихов приезжал на родину вместе с женой. Но круг их общения не исчерпывался только ку­печеской средой. Приглашение в крестные помещика — факт достаточно любопытный и вряд ли имевший место в том случае, если бы старшее поколение Шелиховых за­нималось в Рыльске мелочной торговлей.
И еще одно, о чем можно судить по метрической кни­ге: маловероятно, что Шелиховы принадлежали к старо­обрядчеству, как об этом пишут некоторые биографы. Принадлежность к расколу обязательно оговаривалась. В подобном случае запись о рождении выглядела бы так» «...у рыльского купца, записного раскольника...»
За первой находкой последовали и другие. Важней­шая —ревизская сказка Шелихова-отца, «поданная июня 3 дня 1782 года». Здесь упоминается сын — Григорий и «у сына жена Наталья Алексеева дочь из Сибири»; запи­саны сюда и их дети — полугодовалая Катерина, полуто­рагодовалая Анна и трехлетний Михаил.
Из этой сказки мы узнаем о существовании брата Гри­гория Ивановича — Василия, которому в 1782 году было 22 года, и сестры «Гранены» — Аграфены, выданной за­муж за помещика Петра Дьякова в село Козьи Угоны.
Узнаем мы еще одну весьма важную деталь. В сказке, составленной 3 июня 1782 года, отмечено, что Григорию Ивановичу 33 года, следовательно, он родился не в 1747 году, как считают биографы, как указывается в «Истори­ческой энциклопедии», а в 1748 или даже 1749. Заглянем в рабочую тетрадь с выписками, сделанными в «ленинке». Здесь отмечен среди прочих и тот вариант датировки рождения, что указан в эпитафии на могильном памят­нике Шелихову. Надпись цитируется всеми биографами, не почти никогда не приводится ее полный текст. Вы­брасывается именно это место: «...родился года 1748...» А дата, очевидно, подливная.
Итак, дата рождения —1748 год, после 3 июня. Ради этого уточнения, пожалуй, стоило ехать в Курск!
Соединение данных метрической книги и ревизской сказки позволило с большим основанием предполагать эпизоды биографии Григория Ивановича и даже отдель­ные детали этих эпизодов. К примеру, представить сце­ну крестин, когда перед священником, читающим над младенцем молитвы «Чина крещения», стоят 19-летняя мама — Наталья Алексеевна, 33-летний Григорий Ива­нович, солидные, приодевшиеся крестные и Шелихов-старший — 54-летний Иван Афонасьевич, степенно взи­рающий на происходящее...
Однако главное — в ином свете представлялся отъезд Шелихова в Сибирь, который биографами связывался со стремлением к быстрому обогащению, страстью к при­ключениям или с разорением отца. «На осеннем торге, что всю округу собирал,— крик на площади великий,— отец Гришатки обмишулился. Товар ему негожий под­сунули. Гниль. Но обману он не распознал, а когда по­нял — поздно было».
В ревизской сказке было отмечено, что в 1770 году Григорий Иванович одновременно потерял брата и мать. Причины смерти 42-летней Аграфены Ивановны и 14-летнего Степана не названы, это было бы против правил оформления ревизской документации, но вряд ли будет ошибкой наше предположение,— это чума.

 

Категория: Григорий Шелихов: биография (часть 1) | Добавил: anisim (26.02.2011)
Просмотров: 2000 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>