Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Четверг, 25.02.2021, 10:47
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Григорий Шелихов: биография (часть 1)


Иркутск - 2
Первое упоминание Шелихова в роли организатора промысловой компании относится к 1774 году; напом­ним— ему тогда 26 лет! Поразительным является, пожа­луй, не возраст «компанейщика», для той эпохи считав­шийся вполне зрелым, а цель «вояжа» — Япония!
В ноябре 1772 года, несколько позже или несколько раньше прибытия Шелихова в Иркутск, на Камчатку, пережившую большерецкие события, был отправлен для наведения порядка майор Магнус Бем. Этот бесспорно талантливый и честный человек, сделавший многое для организации мореплавания на Тихом океане, заслужи­вает специального рассказа. Для нас же важно то, что в инструкции, полученной Бемом от иркутского губернато­ра, был пункт, предписывавший найти среди «компанейщиков» человека, который взялся бы за организацию экс­педиции на южные острова Курильской гряды «и до по­следнего... Аткиса называемого», куда, по слухам, стали приходить японские суда. Этот человек должен был «под видом звериных промыслов» осторожно выяснить харак­тер завязавшейся торговли японцев с айнами, вероятно, ассортимент интересующих японцев товаров, точные ее места и, «учиня знакомство» с японцами, попытаться на­ладить торговые контакты с Японией.
Япония будет не раз привлекать внимание властей Иркутской губернии — самой восточной и самой громад­ной в Российской империи. Причин тут несколько. Обра­тим внимание на одну,— открытие торговли с Японией обещало столь же богатый приток таможенных сборов, как и тот, что давала торговля с Китаем. А последний выражался в сотнях тысяч рублей, ежегодно поступавших в казну.
Вероятно, в 1773 году Бем не смог найти желающих отправиться в такой разведывательный рейс, но в следу­ющем году желающие явились. Ими были Григорий Ива­нович и поверенный-служащий — приказчик московско­го купца Ивана Савельева якутский купец Павел Лебе­дев-Ласточкин.
То, что П. Лебедев-Ласточкин служил поверенным московского купца, не обязательно свидетельствует о недостаточной его «капиталистости» — можно было, бу­дучи поверенным, одновременно иметь пая и даже «кон­трольные пакеты акций» в нескольких компаниях (что мы увидим дальше). Однако ни Шелихов, ни его будущий компаньон до 1774 года не называются среди «компа-нейщиков». Кажется, оба они располагали весьма огра­ниченными средствами. Что же им позволило начать подготовку к экспедиции на Курилы, которой начинается промысловая деятельность Шелихова?
Биографы-беллетристы объясняли все просто: Григорий Иванович женился; женился на вдове (расходятся только в том, на чьей) и взял за ней богатое приданое. Вот якобы тот самый капитал, что стал основой промыс­ловых шелиховских компаний!
Но после курских находок выходило, что если он и взял в жены вдову, то уж больно молодую — 13—14-лет­нюю. В 1782 году Наталье Алексеевне 20 лет, а как из­вестно из эпитафии, свадьба состоялась семью годами раньше — «...вступил в супружество года 1775...» Выходи­ло еще, что Шелихов женился (1775) не до, а после то­го, как была организована первая компания с его учас­тием (1774).
Итак, ответа на вопрос о финансовой основе шели­ховских мероприятий биографы-беллетристы дать не могли. Не было его и в научных работах Р. В. Макаро­вой, А. И. Андреева, А. И. Алексеева, специально биогра­фией Шелихова не занимавшихся.
Вновь — читальный зал ЦГАДА. Здесь нас будут ин­тересовать две коллекции, документами которых не мо­гут не воспользоваться все те, кто ведет разыскания по истории Сибири. Во-первых, это VII отдел (разряд) соз­данного более полутораста лет назад Государственного архива Российской империи. В Госархив вошли матери­алы старинных архивных хранилищ, в 1864 году в него были влиты и бумаги Министерства иностранных дел. Здесь, среди прочих, ценнейшие документы, порожден­ные процессом культурного освоения Зауралья. Второй комплекс материалов еще теснее связан с Сибирью — это коллекция академика Герарда Фридриха Миллера. Он — современник Ломоносова, автор одной из первых исто­рий Сибири — «Описания Сибирского царства», книги, не потерявшей своей научной ценности и по сей день. Миллер — организатор и участник ранних академических экспедиций, занимавшихся в сибирских городах сбором старинных рукописей и приведением в порядок архив­ных фондов. В коллекции — «портфелях Миллера» — хра­нится не одна тысяча старинных документов. Есть здесь и копии тех, которые к нашему времени в сибирских хра­нилищах стали добычей пожаров, наводнений, плесени, небрежности хранителей...
С «госархивным» делом и другим, миллеровским, в чи­тальном зале уже работали и А. И. Андреев, и Р. В. Ма­карова. Но исследователей не интересовали подробно­сти предыстории плавания на Курилы, интересовало са­мо плавание. Нам же как раз интересна предыстория.
...В 1773 году в Петропавловск-Камчатский вернулось из промыслового вояжа судно «Святой Николай»,  при­надлежавшее компании купцов — тобольского Ивана Му­хина и тульского Ивана Засыпкина. Два Ивана — «дер­жатели контрольного пакета акций» и владельцы осталь­ных паев компании — тотемский купец Черепанов, туль­ский оружейник Орехов, купцы Буренин, Нератов, Сакутин, купец Филатов и его приказчик Попов могли быть довольны — мехов добыто на сумму в 150 тысяч рублей. Но провести раздел добычи без ссор и раздоров не уда­лось. Вместо того чтобы часть выручки использовать для отправки судна в новую промысловую экспедицию, пере­ссорившиеся компаньоны оставили судно «почти без всякого призрения» и отправились в Охотск, а «глав­ные компанейщики» — в Иркутск. Вероятно, надежды на примирение и продолжение промыслов «и у кого из куп­цов не было, поэтому перед их отъездом с Камчатки по­шли слухи о предстоящей продаже всех  компанейских паев. «Находившийся тогда же в Камчатке рыльский ку­пец Григорий Шелихов» и Лебедев-Ласточкин (как можно думать, вместе с перессорившимися компаньонами) при­были в Охотск, где купили «недорогими ценами» «конт­рольный пакет акций» и тем самым «приняли на себя пер­венство», стали определять дальнейшую судьбу судна.
Можно предположить, что еще до отплытия с Камчат­ки в Охотск Шелихов и Лебедев-Ласточкин условились с камчатскими властями в случае покупки паев мухинской компании отправиться в разведывательную экспедицию к дальним Курильским островам, организаторов которой искал Бем. Документы о дальнейших событиях показы­вают, что Магнус Бем обещал будущим компаньонам за счет казны оснастить судно, снабдить его припасами, оп­латить жалование предоставленных им же штурманов-мореходов.
Столь льготные для Шелихова и Лебедева-Ласточки­на условия позволили, очевидно, им смело искать кредит для покупки паев. Заинтересованность властей существен­но сокращала предстоящие расходы. Благоприятствовало будущим владельцам «Св. Николая» и то, что с 1774 го­да было отменено взимание в казну десятой доли до­бытых промысловыми компаниями мехов.
С покупкой паев начинаются новые хлопоты. Видно, как новоявленные компаньоны спешат отправить «Св. Николая» в плавание. Время неумолимо. С каждым днем проценты увеличивают сумму долга. В том же 1774 году Шелихов и Лебедев-Ласточкин второй раз за одну нави­гацию пересекают Охотское море. Они возвращаются на Камчатку порознь. Шелихов «с товарищи» (может быть, с частично навербованными людьми) прибыл в Тигильскую крепость. А его компаньон едва не погиб во время кораблекрушения неподалеку от устья Большой реки. Утонули несколько человек, пропал весь груз.
Можно думать, что если бы не содействие казны, то после несчастья с Лебедевым компаньонам пришлось бы туго. Но камчатский командир выделил команду «с ка­зенной стороны пять служителей» — унтер-офицера и 4 матросов. Вероятно, он же помог с набором промыш­ленных — русских и камчадалов.
В 1775 году «Николай» вышел в море. Командовали на нем сибирский дворянин Иван Антипин, знавший япон­ский язык, и подштурман Путинцев. На борту был еще и «ученик японского разговору» Иван Очередин.
В пункте 27 инструкции, которую получил от Бема Антипин, указано: «стараться о поимке бежавшего в 1771 г. из Большеретска Бейпоска (Бепьовского)». Пой­мают ли?..
«Николай» благополучно достиг 18-го острова Куриль­ской гряды — Урупа. После постановки на якорь в удоб­ной, казалось бы, для стоянки гавани все 45 человек экипажа участвовали в разгрузке. Но как только разгруз­ка была завершена, налетел тайфун и корабль, сорван­ный с якорей, был разбит до основания. Это не было полным крушением планов компании — люди и припасы были в безопасности, можно было заниматься промыс­лом, однако ни о каких торговых контактах с японцами, ни о каком плавании на Хоккайдо думать уже не прихо­дилось.
Категория: Григорий Шелихов: биография (часть 1) | Добавил: anisim (26.02.2011)
Просмотров: 1760 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>