Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Воскресенье, 23.07.2017, 04:46
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Города и поселения Иркутской области


Тайтурка. На развалинах индустрии
Автор: Татьяна Леонова
Поселок Тайтурка располо­жен в 100 км северо-западнее областного центра г. Иркутска и в 30 км от районного центра г. Усолья-Сибирского, на берегу реки Белой, левого притока Ангары. Через поселок проходит Трансси­бирская железнодорожная магистраль, а в 1 км севернее поселка - Московский тракт. Поселок имеет плодородные почвы, окружен сельско­хозяйственными угодьями площадью около 10 тыс. га.
Начиная с мая и вплоть до первых холодов на заводе рабочий сезон. С самого утра сюда тянутся работники с «транспортом» (самодельные тележки, коляски), те, кто «побогаче», приезжают на мотоциклах с прицепами. Начинается работа. Терри­тория завода, точнее, его кирпичные корпуса, а именно они представляют ценность, разделены между всеми на определенные участки: кому-то больше, кому-то меньше. В ход пошло и бывшее здание пожарной части. Огромные двух-трехэтажные, на со­весть построенные здания тают и уменьшаются буквально на глазах. Многие жители Тайтурки зарабатывают продажей кирпичей. Тех кирпичей, которые когда-то были зданием лесоперерабатывающего комбината. Кирпичи сдают по цене в полтора-два рубля за штуку в зависимости от того, целый кирпич или испорчен, в один пункт приема. За день работы самые шустрые и старательные работники могут заработать до тысячи рублей. Предприниматель, принимающий кирпичи, также не остается внак­ладе, так как сам перепродает товар по цене в несколько раз больше. В Усолье-Сибирском (ближайшем крупном городе) можно найти здания, построенные из остатков Тайтурского ЛДК. Таким способом некоторые жители поселка обеспечивали себе безбедную жизнь уже в течение как минимум двух лет.
Завод, о котором шла речь, является неотъемлемой частью более чем трех­вековой истории поселка. Начиналась она с возникновения почтового стана, одного из тысяч на Московском тракте, где можно было сменить лошадей и отдохнуть с дороги. С годами поселок разрастался, крепли крестьянские хозяйства, строились дома, появились школа, больница. На рубеже XIX-XX вв. в жизни поселка возникла Транссибирская железнодорожная магистраль, что задало вектор его промышленного развития. Расположенные вблизи таежные леса и реки предопределили направление: был построен лесопильный завод, сырье для которого поступало сплавным путем по реке Белой.
С началом в СССР индустриализации тайтурское лесопильное дело реконс­труируется и расширяется, появляется большое количество новых рабочих мест. В этот период наблюдается первый поток приезжих из западных областей страны. Это были и раскулаченные семьи из сельских районов, и городские жители, приехавшие по зову партии поднимать сибирскую глубинку, и политические ссыльные. В послево­енные годы на заводе начинается большое строительство — новый лесопильный цех, бассейны для сортировки сырья, новые подъездные пути, и завод переименовывает­ся в Тайтурский лесопильно-деревообрабатывающий комбинат. В 60-е гг. в поселке развивается массовое жилищное строительство, появляются многоквартирные дома с центральным отоплением. Тогда же Тайтурка получает статус поселка городского типа, формируется социальная инфраструктура. Тайтурский ЛДК становится голо­вным предприятием производственного объединения Бельсклес. Именно тогда на работу ежегодно поступали десятки молодых специалистов, управленческие кадры пополнялись грамотными, опытными руководителями из города.
Наряду с производством развивается сельское хозяйство. Во второй половине прошлого века на территории Усольского района находился совхоз «Мальтийский», в который входило шесть отделений. Пятое отделение и центральная усадьба располага­лись в пределах поселка. Помимо этого здесь размещались предприятия Сельхозтех­ника и Сельхозхимия. Из социальной сферы в поселке были больница, поликлиника, три школы, три клуба, библиотека, ветлечебница, парикмахерская, ателье, ремонтная мастерская, четыре детсада, сеть магазинов.
Столь благополучная ситуация, сложившаяся к середине 80-х гг., способство­вала росту численности населения. Выпускники школ стремились получить образова­ние по сельскохозяйственным и лесопромышленным специальностям для того, чтобы вернуться в родной поселок, чаще всего с семьями, и здесь устроить свою жизнь.
Однако с наступлением перестроечных времен ситуация резко меняется. Рас­падается  совхоз «Мальтийский», некогда один из самых известных в области. Он расформировывается на отдельные сельскохозяйственные предприятия, которые, не выдержав конкуренции с более крупными, один за другим прекращают свое сущес­твование. Жертвой «прихватизации» становится Бельсклес. Теперь эти фактически сформировавшие поселок производства существуют лишь формально, оборудование и техника распроданы или разворованы, на месте производственных корпусов и полей — развалины и заросшие бурьяном пустыри.
Как работают в Тайтурке
О восстановлении былого производства в поселке уже давно не мечтают. Рабо­чие в большинстве своем остались без средств к существованию. Некоторые устрои­лись в организации бюджетной сферы, другие — в воинских частях, соседних городах и поселках. И лишь малая часть населения нашла себя в предпринимательстве, инди­видуальном хозяйстве.
Частные предприятия, появившиеся в это время, были основаны как мелкие лесозаготовительные и деревообрабатывающие артели. Затем начали работать пред­приятия пищевой промышленности (колбасный цех ООО «Телец», хлебопекарня ЧП Степанов). С советских времен остались «Иркутскагротехснабсбыт», занимающийся продажей сельскохозяйственной техники, «Иркутсктерминал Нефтебаза», ОАО «Ин­теграл». Появились частные магазины, рынок. Но все эти мелкие предприятия и орга­низации не способны обеспечить даже половину населения Тайтурки работой.
Бюджетная сфера сохранена практически полностью, за исключением двух клубов. Она по-прежнему самая многочисленная по занятости населения, несмотря на то что заработная плата здесь далеко не самая высокая. Мало кто устраивается на работу в город: это либо каждодневные поездки, которые достаточно трудно пере­носить в немолодом возрасте, либо покупка квартиры, денег на которую нет. Кто-то привык и не хочет срываться с давно обжитого места, а кто-то боится потерять и то, что имеет сейчас. Обычно у таких людей уже достаточно взрослые дети, которых в скором времени нужно будет устраивать учиться в высшие или средние учебные заведения, а это достаточно дорого.
«... Нам впору детям своим помогать на ноги становиться, а мы сами в город попремся. Нет, пусть уж лучше они по-человечески жить будут. Да и потом, где мы жить будем, куда работать-то пойдем? Сейчас везде молодым дорога, а отсюда уй­дешь, место твое быстренько займут, и возвращаться некуда будет...»
Молодые устраиваются на работу в города, кто-то снимает жилье, кто-то пер­вое время каждый день ездит домой. Есть и такие, кто не может сразу найти работу: стажа нет. Именно они идут работать в поселковые школу и больницу. Наработав не­большой стаж, уходят на более высокооплачиваемую и престижную работу в города.
С предприятиями дела обстоят несколько иначе. В наиболее благополуч­ных, где достаточно высокая заработная плата (ООО «Телец», ЧП Степанов), люди работают охотно и их вполне устраивает жизнь в Тайтурке, зачем им куда-то ехать, когда и тут «хорошо и привычно». Но, к сожалению, таких людей единицы. Есть предприятия, где, может быть, все было бы и неплохо, но «...люди не хотят работать, они просто отвыкли от работы. Я предлагаю им достойную зарплату, обучение и по­вышение квалификации, а они не хотят учиться. Как они собираются работать у меня на предприятии, если ничего не умеют и не знают? Частенько работники приходят на работу в нетрезвом виде или не приходят вообще по нескольку дней или даже неде­лями». Такое мнение высказал частный предприниматель, занимающийся вырубкой леса и его переработкой.
Прибыльным делом является торговля. С начала 90-х гг. в поселке один за другим появляются частные магазины, рынок, киоски. Такую занятость можно на­звать престижной, некоторые предприниматели открывают свои торговые точки в других поселках района, а также кафе-бары, которые очень популярны среди жителей как молодого, так и среднего возраста, а в последнее время даже среди школьников.
Еще зарабатывают на металле. Сначала в пунктах приема металла принимали только цветной металл, но после того, как он закончился на свалках и в других «ни­чьих» местах, были украдены и сданы все алюминиевые изделия из оград местных жителей. В ход пошел и черный металл. Сейчас на улице уже нигде нельзя увидеть чугунный канализационный люк, они уже давно заменены деревянными настилами. Проданы рельсы с подъездных путей от железнодорожной станции к складу пило­материалов, шпалы также растащены. Таким промыслом занимаются представители разных слоев населения, с разным материальным достатком. Прапорщик, служащий по контракту в армии, при выходе на пенсию получил жилищный сертификат и теперь думает, как получить живые деньги, чтобы потом можно было купить экскаватор и грузовую машину. Экскаватор нужен ему для того, чтобы вырыть из земли трубы, ко­торые уже давно не используются в отопительной системе поселка, а машина — чтобы вывезти их и сдать в пункт приема.
Заброшенные частные дома жители разбирают на дрова. Конечно, это не при­носит значительных доходов, но позволяет запастись топливом на зиму.
Для тех, кто не имеет постоянных доходов, в последние два года стала популярной такая форма заработка, как домашнее воспитание детей, взятых из приюта. В поселке Новомальтинске, в 15 км от Тайтурки, находится детский приют «Надежда». О
Туда попадают в основном дети, родители которых лишены родительских прав за пьянство, ненадлежащий уход за детьми, а нередко и за физическое насилие над ними. Многие работники этого учреждения — жители Тайтурки, поэтому информация об условиях семейного воспитания приютских детей распространилась в поселке очень быстро. «Воспитатель», человек, взявший на временное проживание к себе ребенка, ежемесячно получает небольшую заработную плату, а также средства на обеспечение ребенка (деньги на одежду, еду и т. д.), в результате получается неплохая сумма. Очень часто таких детей берут в надежде не только на заработок, но и на помощь по хозяйству. Но дети, привыкшие к свободной жизни, не стремятся слушаться, выполнять правила и тем более помогать. Редким воспитанникам приюта везет с их временными родителями, в основном детей берут с расчетом на то, что затрат на них почти не будет. Почти во всех семьях, где есть воспитанник из приюта, с его появле­нием сразу же начинаются проблемы.
Вот лишь одна история. Мальчик попал в приют из нашего поселка. Его отец отбывает наказание в колонии, а мать была лишена родительских прав. Ребенка взяла к себе на воспитание женщина, которая проживает на соседней улице с его матерью. Мальчик оказался неуправляемым, не ходил в школу, стал воровать из дома деньги, продукты, вещи, скитался ночами по подвалам. Женщина сдала мальчика обратно в приют, взяла другого. Но история повторилась, теперь женщина взяла девочку 12 лет и мальчика 14 лет. Социальным педагогам свои действия она объяснила простой, уже никого не удивляющей отговоркой: «Ну, надо же мне хоть как-то зарабатывать себе на жизнь...»
Переселенцы
Особенности Тайтурки, оставшиеся в наследство от советского индустри­ального освоения (благоустроенное жилье, железнодорожная станция, близость к районному и областному центрам), сделали ее привлекательной для различных го­родских агентств недвижимости, занимающихся перепродажей жилья и переселением «неблагополучных» из дорогих городских квартир в дешевые благоустроенные дома поселка.
Из-за этого «бизнеса» в последние годы население Тайтурки существенно из­менилось. Местные жители, в большинстве своем молодые, образованные, мобиль­ные, ищут любую, хотя бы малейшую возможность уехать из поселка, в котором для них нет места. Они без всякого сожаления продают свои квартиры, кто-то через объ­явления, кто-то через городские агентства недвижимости, и перебираются в город. Их место начинает понемногу занимать особый тип бывших горожан. Сначала в Тайтурке наличие новых жителей было незаметно. Их было мало, но чем больше появлялось объявлений о продажах квартир в поселке, тем заметнее становилось их присутствие. Еще пять лет назад для местных жителей было большим событием чье-то заселение, но уже два, три года назад практически каждую неделю стали заезжать «новоселы» теперь уже в свои собственные квартиры. Сейчас в каждом подъезде благоустроенно­го дома проживают по нескольку семей из Иркутска, Ангарска, Усолья. Присутствие таких жителей проявляется в семейных пьянках и прилюдных разборках, часто пе­рерастающих в крупные потасовки. Местные жители, наиболее благополучные, жела­ющие жить в безопасности, негативно отнеслись к появлению мигрантов в Тайтурке: «Зачем нам эти переселенцы нужны, у нас ведь своих пьяниц да наркоманов хватает! А сейчас еще и эти понаедут, вечером из дома совсем никуда не выйдешь и детей одних не отпустишь. А грабить начнут, что тогда будет?..».
Освоившись в Тайтурке, новые жители стали собираться вместе, сплотились, теперь любое гулянье или разборка стали принимать значительные масштабы. По будням и выходным они устраивают совместные поездки в поисках заработка. Ездят на ангарскую свалку, откуда всегда возвращаются с большими сумками, набитыми продуктами и одеждой. Переселенцы стали объединяться с такими же по уровню и качеству жизни местными жителями, их становится все больше и больше. Крими­нальная обстановка обострилась на глазах.
По утрам из окна своего дома я часто наблюдаю, как из нашего подъезда вы­ходит мужчина, недавно приехавший сюда жить, отвязывает от клена самодельную тачку и идет в сторону завода, где можно найти металл. А вечером возвращается с полной тележкой: обрезки труб, другой хлам из черного металла, затаскивает все это «богатство» к себе в квартиру на третий этаж.
Тайтурка из процветающего рабочего поселка превратилась в заброшенное поселение, которое можно назвать и разворованным — все, что плохо лежит, но пред­ставляет собой хоть какую ценность, растаскивается жителями поселка, пропивается, продается. Бедой для поселка являются не только воровство или мелкие разбои. Пе­реселенцы чаще всего не платят за квартиру, работники ЖКХ отрезают отопление. В итоге — страдают соседи. При первых морозах люди начинают отапливать помещение с помощью самодельных обогревателей, нередко это приводит к пожарам, в которых жильцы сами же и погибают. Трудно живут все, но становятся все напряженнее отно­шения внутри поселка.
Как социальные институты, объединяющие активных людей, сохранились из прежней жизни школа, Дом культуры, библиотека. Они совместно организуют праз­дники, конкурсные программы для детей и взрослых. В ДК постоянно идут теат­ральные, вокальные, хореографические занятия. В библиотеке проводятся выставки и презентации для жителей поселка, устраиваются встречи для ветеранов, где пожилые люди находят поддержку, могут пообщаться между собой. Школа, ДК и библиотека — не просто островки стабильности, они реализуют социальные проекты, пытаются влиять на ситуацию в поселке, работая вместе с администрацией. Активность ад­министрации очень заметна — в ее помещении постоянно посетители. Вопрос в том, достаточно ли усилий тех, кто неравнодушен к судьбе Тайтурки, чтобы справляться с умножающимися проблемами поселка.



Категория: Города и поселения Иркутской области | Добавил: anisim (12.09.2010)
Просмотров: 3952 | Рейтинг: 4.5/4 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>