Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Вторник, 25.04.2017, 02:58
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Что в имени твоем, Байкал?


Независимые свидетельства
Независимые свидетели
 
Вместе с бурятами и якутами и, возможно, даже ранее их на Байкале испокон веков жили эвенки. Они имели глубокое и обширное родство как с бурятами, так и с якутами. О взаимоотношениях бурят и эвенков мы уже отчасти говорили. Гораздо больший интерес для разре­шения нашего главного вопроса — что в имени твоем, Байкал? — имеют взаимоотношения эвенков и якутов. Тем более, что эвенки имели свое название озера-моря. К моменту прихода в край русских они занимали значи­тельные территории вокруг Байкала.
В Баргузинский долине в XVII в. жили лимагиры, баликагиры, намясинцы (намегиры), почегоры, киндыти-ры, чильчагиры и някугиры. А. С. Шубин рассматри­вает эвенкийский род някугир как малочисленную остаточную группу якутов, ассимилированную эвенками. Подтверждение правильности своего мнения он видит прежде всего в названии рода. По его убеждению, назва­ние образовалось от эвенкийского слова «якол», означа­ющего «якутские». Род стал называться якогил, а за­тем — някугир. Род някугир занимал территории по се­веро-восточному побережью Байкала.
У эвенков Баргузина, как сообщает А. С. Шубин, бытовали предания о проживании в долине реки двух народов. Первый из них они называли корчихол. Веро­ятно, это были монголоязычные баргуты. Второй на­род — это якол (якуты). С баргутами эвенки совместно не жили. Иное дело с якол: жили совместно, разводили домашних животных — лошадей, быков, коз. В древно­сти, как оказывается, эвенки занимались скотоводством, навыки к которому они позднее утратили, будучи оттес­ненными из степных и лесостепных районов в глухую сибирскую тайгу и в высокогорья.
Сведения о якутах остались в эвенкийских предани­ях. Вот что говорит одно из них в переводе М. Г. Воскобойникова (Эвенкийский фольклор. Л., 1960):
«Эвенк по имени Дайван из рода гальдегир пришел в Баргузин из окрестностей Иркутска. В своей земле он жил с женой, с дочерью и с младшей сестрой. По прихо­де в Баргузин он был захвачен якутами. Они привязали его к сосне и собирались убить. Перед тем как они стали его убивать, один богатый человек сказал:
— Не убивайте его. Я возьму его к себе в работники. Если он убежит, то я за него буду отвечать перед судом.
Тогда они отпустили его. Дайван стал жить у того человека. Дайван был кузнецом. Стал он ковать якутам доспехи...»
Эвенки-коневоды сохранили легенду о том, как и при каких обстоятельствах якуты покинули Баргузинскую долину. Легенда рассказывает о следующем. Эвенки с якутами жили мирно. Однажды стало всем известно, что из-за моря (Байкала) идет громадный человек, за кото­рым стелется туман, губящий людей. Спешно был со­бран суглан (съезд, большое собрание), где присутство­вали представители и эвенков, и якутов. На суглане якуты во избежание надвигающейся опасности предло­жили сделать из дерева чучело большого быка и поста­вить его на дороге, направив рога быка в сторону моря, чтобы напугать незваного гостя. Якутское предложение было принято. Чучело изготовили и поставили на доро­ге. Однако чудовище, увидев чучело быка, не испуга­лось, не побежало, не отступило, а приготовилось с ним сражаться. Узнав, что бык не настоящий, оно решило, что жители долины над ним просто посмеялись. В гневе оно прошло по всей долине, хотя раньше намеревалось пересечь долину и уйти в тайгу. От чудовища погибло множество эвенков и якутов. Оставшиеся в живых эвен­ки обвинили якутов в гибели людей. Между ними нача­лось сражение. Якуты вынуждены были навсегда поки­нуть Баргузинскую долину.
О проживании якутов возле Байкала и их последую­щем отселении рассказывают также якутские предания, объясняя отселение воздействием эвенков. Так, в якут­ском предании «Дух огня», приведенном в 1890 г. В. Л. Приклонским, говорится: «До прихода Тунгусов, потеснивших Якутов ближе к северному морю (южное море — Байкал), Якуты не думали, чтобы кроме них еще жили люди на земле. У верховьев Лены — начало земли, а у истоков ее — земля склоняется: там конец».
О проживании якутов по Баргузину свидетельствует также топонимика. А. С. Шубин приводит следующие якутские топонимы: озера Хаскуль, Котокель, села Ал га, Кынкисер. К этому следует добавить название реки Джирги — левого притока Баргузина, происшедшее от якутского слова «джерга» — «хариус».
И еще одно независимое свидетельство.
В верховьях Лены, в ареале бурятских родов племени эхиритов, особняком проживает несколько бурятских ро­дов, которые, по их преданиям, являются выходцами с Алтая и не относятся ни к одному из трех крупных пле­мен бурят — ни к булагатам, ни к эхиритам, ни к хори. В родословных преданиях одного из таких пришлых ро­дов — рода галзут — сохранились в шаманских призы­ваниях указания на те племена и народы, которые были встречены галзутами на Лене, и среди них указаны яку­ты. Послушаем родословное предание галзутското рода.
«Галзут пришел сюда (на Лену) откуда-то с запада во время войн Чингиса, смуты Бошогто (Шэнгэс шэлгэрээ, Бошогто бупалаа). Там происходила страшная война, убивали целыми родами и племенами, люди умирали в пути. Хоронить мертвых и подбирать трупы животных было некому. Буряты галзутского рода во время жертвоприношений своим предкам призыва­ют так:
Когда шли мы с Алтая, Богородской травой очищались, Когда шли мы с Саяна, Ветками кедра очищались, Когда спустились мы на Лену, На правом берегу осели, Подружились с эвенками. Сражались с якутами, Воевали с цэгэнутами. Перестреливались с хайталами»
Попытка определить по этому преданию время появ­ления бурятского рода галзут на Лене особого успеха не приносит. «Войны Чингиса»— это завоевательные войны монголов первой половины XIII в. «Смута Бошогто» — это войны ойратского хана Галдана Бошокту в 70—90-х годах XVII в. Временной диапазон этих «вех» весьма значителен. Однако для нас важно определить не то, когда же якуты проживали на Лене, хотя это тоже принципиально, а то, что они вообще проживали в вер­ховьях Лены. И на последний вопрос предание рода гал­зут отвечает вполне утвердительно. Поясним еще этно­нимы цэгэнуты и хайталы, упомянутые в предании. Оба названия относятся к бурятским родам, пришедшим на Лену, как и галзуты, с Алтая. Оба рода тоже не входят в состав племени эхиритов, в окружении которого они проживали.
Галзуты на Лене живут в районе Манзурки, т. е. все­го лишь з 60 километрах от западного берега Байкала.
Указание, что галзуты «сражались с якутами», имеет высокую степень достоверности, поскольку оно сохрани­лось в ритуальных призываниях, связанных с жертво­приношениями предкам, т. е. в наиболее устойчивом и консервативном компоненте древней бурятской культу­ры. Из призывания галзутов видно, что верховья Лены были заселены не только якутами, здесь жили эвенки, цэгэнуты, хайталы.
Таким образом, по независимым свидетельствам двух народов — эвенков и бурят — устанавливается, что якуты некогда жили по Баргузину и в верховьях Лены, т. е. в непосредственной близости к Байкалу. И первич­но якутская основа названия Байкал становится неоспо­римой.

 

 

Категория: Что в имени твоем, Байкал? | Добавил: anisim (19.02.2011)
Просмотров: 2781 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>