Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Воскресенье, 19.11.2017, 05:13
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 2


За алмазами - 9
Что же случилось? Оказалось, что в полете отло­мился носок вала, на который крепится пропеллер самолета, и винт улетел через левую плоскость. Хоро­шо, что он не рубанул по ней, если б это случилось, нам бы так благополучно не сесть! Внутри свежего излома виднелась внутренняя раковина. Заводской де­фект! Покачали мы головами, составили акт, в кото­ром изложили суть происшествия, я тщательно сфо­тографировал крупным планом излом вала, общий вид самолета, который остался совершенно целым. Мы собрали продукты из неприкосновенного бортового запаса и из моего рюкзака. Оружия у нас было до­статочно — у меня наган, у Куницына ТТ армейский, у меня еще и двустволка 20-го калибра. Натянули на самолет чехлы, сориентировались по карте, нанесли на нее возможно точнее точку посадки самолета, оп­ределили, под каким азимутом нам следует идти, что­бы скорее выйти на большую оленью дорогу, соеди­няющую Вановару со Стрелкой Чуни,— и двинулись в путь. Конечно, спальные мешки остались в самолете, тащить их на себе было бы слишком тяжело.
Вершина Корды представляла собой цепь глубоких и широких озер, разделенных заболоченными пере­мычками, по которым медленно сбегали ручейки. По такой перемычке, щупая болото длинными пал­ками, чтобы не угодить в улово, мы перешли Корду. Масса диких уток была тут, и они совершенно не боя­лись людей. Мы махали на них палками, чтобы не наступить, но они уступали нам дорогу не больше, чем на два шага. Перешли мы Корду, и на берегу большого озера нам попался сухой песчаный бугорок, заросший чистой сосной. Смеркалось, решили ноче­вать. Развели костер, сварили чай, нарезали еловых веток себе под бока, поели и стали наслаждаться отды­хом. На озере поднялся какой-то шум, хлюпанье, ви­димо, сохатые забрели в озеро лакомиться озерной травой и водорослями. Они это любят. Но вот раздался громкий плеск, кто-то бросился в воду, послышалось глухое рычание, затем топот и треск сучьев в тайге. Создалось впечатление, что на сохатых кто-то напал, вероятно, медведь, но неудачно.
Взяв ружье, я вышел на берег озера, вглядываясь в темноту и вслушиваясь. Но ничего не было видно и слышно. Постояв на озере, я вернулся к костру, под­бросил дров и налил себе еще кружку чая. Тут, види­мо, на огонь, стал выть волчий выводок с разных сторон. Судя по голосам, и старые и молодые волки. С полчаса они угощали нас своим концертом, потом замолкли, наверное, направились по своим делам. В общем — не скучно!
Утром, позавтракав, мы отправились по избранно­му направлению, часто сверяясь с компасом. Дорога была не очень трудной, тайга чистая, буреломов много не попадалось. Бросилось в глаза отсутствие следов эвенкийских стойбищ и троп. Ни остатков чумов, ни рубленной пальмой чащи. Звери и птицы совершенно не боялись людей. Раза два встреченные нами соха­тые лениво и нехотя уступали нам дорогу. Один раз мы набрели на торную тропу со свежими отпечатками копыт и радостно пошли по ней, пока она вела в нуж­ном направлении. И вдруг тропа, подойдя к какому-то болотцу, бесследно исчезла. Старались понять — в чем дело? Нам очень хотелось встретить людей! Мы стали разбираться и увидели, что даже ветки, загораживаю­щие тропу, нигде не срублены, молодая поросль по бокам тропы не порублена, нигде нет ни одного зате­са на дереве. Это был не эвенкийский олений аргиш, а сохатиный переход — из   одного болота в другое.
Но мы шли, не обращая внимание на дичь, кишев­шую вокруг, только подстреливали за день три-четыре рябчика на обед и на ужин.
Почему не встречалось следов эвенкийских стой­бищ? Я вспомнил, где-то читал, что после взрыва Тун­гусского метеорита и последовавших пожаров тайги района его падения эвенки избегали. Это была вот­чина «харги» — злого духа, лешего эвенкийской ми­фологии. Около 40 лет прошло после этой космичес­кой катастрофы, а район оставался исключенным из перекочевок эвенков.
На четвертый день пути мы увидели впереди что-то вроде относительно широкой проселки. Прибавили ша­гу и вышли на дорогу Вановара—Стрелка. Зимой по ней ездят на нартах, летом идут вьючные оленьи карава­ны. Это была настоящая человеческая дорога, и на берегу речушки стоял даже дощатый балаган. Теперь было ясно, что мы выбрались из тайги и выход на Стрелку уже недалек. Но мы порядком устали и ре­шили отдохнуть. Сварили обед, поели, нарезали но­жами поблыне травы и веток и завалились спать в балагане, ощущая себя уже в обжитом месте. В на­чале сумерек я проснулся и спустился к речке — умыться после сна и набрать воды для вечернего чая. Я вышел к речке, когда над ней низко и медленно летели два белоснежных лебедя. Они резко выделялись на фоне темно-зеленого ельника, а начинающаяся вечерняя заря делала их и всю картину особенно кра­сивыми!
Категория: Байкальская сторона ч. 2 | Добавил: anisim (24.09.2011)
Просмотров: 776 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>