Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Четверг, 14.12.2017, 21:13
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 2


За алмазами - 17
Мы выполнили намеченный план маршрутов, за исключением И. А. Чернецкого, который оставил по­рученный ему обоз на завхоза и вышел на Маркоку коротким путем.
Стоял еще октябрь, но здесь уже наступила зима. Маркока замерзла, выпал глубокий снег, и наши оле­неводы, эвенки и якуты, принялись за изготовление нарт. Вскоре нарты были изготовлены, груз распре­делен, и мы тронулись в путь. Каждую нарту везли два оленя, на нартах ехали один-два человека, а груз .ле­жал небольшой — 50—100 килограммов.
Это зимнее путешествие было весьма впечатляю­щим. Мы ехали первыми, дорога не была накатана, в тайге среди кустов, колодника и местами глубоких снежных сугробов было трудно оленям, трудно и нам, не имеющим опыта езды на оленьих упряжках. Зато, когда мы выезжали на гладкий заснеженный лед многочисленных озер, было весело. Олени дружно бе­жали гуськом, а мы блаженствовали на нартах. Но­чью, где-либо у замерзшей речушки, разбивали та­бор — у речушки, чтобы таять на чай и похлебку не снег, а речной лед. Разметали снег, на землю насти­лали еловые лапы, поверх них — оленьи шкуры, свер­ху натягивали палатки. В палатках устанавливали маленькие железные печурки, обкладывая их кам­нями, ужинали и в тепле залезали в спальные мешки. У печурки оставляли с вечера растопку и запас дров. Спать было тепло, но если голова высовывалась из спального мешка — волосы покрывались инеем, а длин­ная шевелюра могла примерзнуть к стенке палатки. Оленей отпускали искать корм (мох-ягель) под снегом, предварительно постреляв с разных сторон лагеря из ружей — чтобы отпугнуть волков. Для оленей зажи­гали из толстых бревен пару костров — они чувство­вали себя лучше под защитой человека.
Мы пришли в Сюльдюкар, где базировалась разве­дочная партия Амакинской экспедиции, и прежде все­го занялись устройством ледяного аэродрома на Вилюе и вызовом на него самолетов, которые могли бы вывезти нас из тайги к аэропортам действующих авиалиний Аэрофлота. С большим трудом это удалось сделать, и в первых числах ноября на наш аэродром сел первый самолет Ан-2.
К ноябрьским праздникам доставили нас в Ир­кутск. Большой, сложный и интересный маршрут был благополучно завершен: он дал много интересного геологического материала и позволил составить гео­логическую карту большого участка.
На 1953 год оставалось закартировать самую се­верную часть площади — верховья Мархи и водораз­дел между Мархой и Оленеком. Весной 1953 года экспедиция и приступила к этому последнему этапу работы.
Камеральные работы зимой 1952/1953 года дали интересный результат. На геологической съемке, ког­да геолог каждый день передвигается на 20—30 кило­метров и каждую ночь проводит на новом месте, об­становка не позволяла нам брать с собой минерало­гические лаборатории, поэтому шлиховые пробы просматривались и описывались уже в Иркутске.
При осмотре шлиховых проб, взятых в 1953 году в бассейнах реки Даалдын, притока Мархи в ее вер­ховьях, в шлиховой пробе из русла ручья (мы назва­ли его Крутой, не зная местного якутского названия) по маршруту техника-геолога Шутова был обнаружен небольшой кристалл алмаза — кристалл целый, без сколов и других повреждений. Шлихи с этого ручья и вообще из этого района были не совсем обычными. Они были обогащены темно-красным, даже фиоле­товым гранатом. Сразу же возникло предположение о присутствии здесь кимберлита. Нам удалось добиться в геологическом управлении небольших ассигнований для посылки на Даалдын и ручей Крутой контроль­ного отряда. Я выехать не мог. Весной 1954 года я был назначен директором Института геологии Восточно-Сибирского филиала АН СССР.
Денег по смете отряда было мало, и геолог, назна­ченный начальником отряда, затянул выезд, добива­ясь увеличения ассигнований. (Ему не хватало средств нанять таборщицу-повариху! Как будто нельзя сва­рить себе обед из мясных консервов, крупы и сушеной картошки без поварихи!) Время выезда было пропу­щено, отряд не выехал. А этот район, где шлихи были столь своеобразны, привлек внимание и Натальи Ни­колаевны Сарсадских. По состоянию здоровья она са­ма не смогла выехать в 1954 году в поле, и по ее за­данию в этот район, при содействии Амакинской экспедиции, была направлена ее аспирантка Лариса Анатольевна Попугаева.
Категория: Байкальская сторона ч. 2 | Добавил: anisim (24.09.2011)
Просмотров: 878 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>