Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Среда, 22.11.2017, 17:09
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 2


За алмазами - 1
За алмазами
 
 Автор: Михаил Одинцов
 
 Чтобы рассказать о том, как я включился в по­иски алмазов в Сибири, я должен вернуться назад, к предвоенным годам. Летом 1939 года после того, как я закончил занятия со студентами (я начал пре­подавательскую работу на географическом факуль­тете Иркутского педагогического института), я полу­чил предложение Иркутского геолого-разведочного управления выехать на полтора-два месяца на реки Непу и Илимпею (притоки реки Нижней Тунгуски), чтобы проверить заявки на нефть, имевшиеся в уп­равлении. Заявки эти были очень неопределенны, со­общалось в них лишь о том, что в верхнем течении Непы, по ручью Хушман, местные охотники встре­чают на болотах пленки нефти, а основанием для за­явки на нефть в долине реки Илимпеи послужил пу­тевой дневник экспедиции сержанта Попова, конца XVIII века.
Эта экспедиция была организована в 80-х годах XVIII столетия для приискания в центральной части Сибири мест, пригодных для заселения русскими крестьянами, т. е. для сельского хозяйства. Экспеди­ция отправилась из Вилюйского острога с реки Вилюй в Якутии на юго-запад, чтобы выйти в Енисейск, через бассейны рек Нижней и Подкаменной Тунгу­сок. Начальником экспедиции был назначен прислан­ный из Петербурга гвардии сержант Попев, в ее сос­тав входило несколько геодезистов, один или два «ру­дознатца» и служилые казаки. Экспедиция выпол­нила намеченный маршрут, прошла от Вилюйска до Енисейска, а путевой дневник ее начальника, сержан­та Попова, был опубликован в Якутске в 1916 году в книге «Акты архивов Якутской области» среди до­кументов XVII и XVIII веков о походах казачьих от­рядов. Сам дневник экспедиции был написан очень увлекательно, он читался как приключенческий ро­ман. Попов посетил такие районы Сибири, где еще ни разу не было русских. Он встречал эвенкийские (тунгусские, как их звали тогда) племена, жившие в условиях нетронутого родового быта. Неоднократно эвенкийские воины, в деревянных «кувяках» (панци­рях) с раскрашенными лицами, с копьями и луками, с угрозами, окружали экспедицию, но до боевых столкновений дело не доходило, Попов подарками и угощением склонял к миру князьков и старейшин, вел меновую торговлю и мирно прошел длинный и тяжелый путь через тайгу. В путевом дневнике он отметил: «по р. Илимпее в нескольких утесах виде­ли каменное масло». Где были эти утесы и что пред­ставляло собой отмеченное им «каменное масло»,' Попов в дневнике не сообщал. Это упоминание о «ка­менном масле» (так в XVIII веке называли иногда нефть) и послужило заявкой на нефть на Илимпее.
Я выехал сначала на Непу с коллектором — сту­дентом географического факультета Дмитрием Мар­ковым. Добравшись до села Марково пароходом, (Мар­кове было родным селом Дмитрия Ивановича), мы наняли в колхозе лошадей и через тайгу, кое-где по тропам, а где и без троп, отправились с вьюками в селение Токму, в вершину Непы. Нам нужно было пройти через тайгу километров 180, пересекая исто­ки Нижней Тунгуски.
Забегая вперед, скажу, что я отправился прове­рять заявку на нефть в самом нефтеносном районе Восточной Сибири. Много позже, уже после оконча­ния Великой Отечественной войны, здесь, у Маркова, в верховьях Непы и в других пунктах были открыты буровыми скважинами на глубине 1600—1800 мэт­ров от поверхности земли скопления нефти и горю­чего газа. Мы же, к стыду своему, ничего не нашли. Да и то сказать, снаряжены мы были очень поверх­ностно, без какой-либо аппаратуры, и в задачу на­шу входило найти ручей Хушман (или Гусман), в окружающих его болотах поискать нефтяные плен­ки, а если таковые будут найдены — взять пробы во­ды с этими нефтяными пленками. По существу, нуж­но было бы посылать партию с заданием провести поиски с опробованием на прилегающей площади, но времени осталось только добраться до ключа Хуш­ман, осмотреть его и отправляться на Илимпею, а до нее от вершины Непы было еще около 1000 километ­ров!
Без особенных приключений добрались мы с Мар­ковым до поселка Токма. В нем было 10—12 домов, жили в нем и русские, и эвенки, занимались охотой и рыбной ловлей. Они держали и лошадей, и оленей, для лошадей засевали гектаров 10—15 овса и ячме­ня, около домов держали небольшие огороды. Сель­ского хозяйства не вели — жили от тайги и от реки. В 4—5 километрах от Токмы располагалось чисто эвенкийское стойбище Ходолкит. Жители его зани­мались оленеводством и охотой и вместе с Токмой образовывали один колхоз — промысловую артель. Нас с Марковым встретили радушно, в северной тай­ге бывают рады новому человеку. Колхоз выделил нам двух рабочих-проводников — опытного охотника-эвенка средних лет Григория Самсоновича Апкина и молодого паренька-эвенка Андрея гребцом на лодку, две большие лодки-берестянки (одну из них мы ку­пили). Вчетвером на берестяных лодках (о таких я только читал в романах Ф. Купера) мы отправились вверх по Непе к ключу Хушман. Григорий Самсонович знал этот ключ, охотился на нем, но никогда не замечал ни по ключу, ни в болотинах вокруг него никаких нефтяных пленок.

 

 

Категория: Байкальская сторона ч. 2 | Добавил: anisim (24.09.2011)
Просмотров: 2494 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>