Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Среда, 14.04.2021, 08:52
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 2


На Нижней Тунгуске - 1
На Нижней Тунгуске
 
Автор: Вячеслав Огарков
 
Августовские вечера на Тунгуске особенно хоро­ши — так тонко, так упоительно веет от них луговым разнотравьем, цветами и пряной речной свежестью, покоем и вечностью. Вот и сегодня свершилось чудо: полуденная жара, еще недавно владевшая небом и землей, вдруг успокоилась, отпустила и незаметно переродилась в теплый ласковый вечер. Угомонились кузнечики в лугах, притихли невидимые дикие го­луби в черемуховых кустах — уже не возились так шумно, а лишь шелестели, словно перешептываясь пе­ред сном. Даже ненавистные комары и те, поддавшись всеобщему умиротворению, оцепенели на наших ру­башках. Но воздух не застыл, а напротив — шевель­нулся, ожил, все больше обновляясь, будто просну­лось ровное дыхание земли.
Нам пора подыскивать место для ночлега. На это ответственное дело направлены все помыслы и луч­шие силы экипажа, то есть наши с Виктором силы — нам обоим давно надоело толкаться шестами по ши­роченному плесу.
После переката наш плот встрял в плес, как му­ха в сметану, сразу стал тяжелым и неповоротливым.
Идем к берегу, где с видом руководящих работников важно и степенно шествуют по течению пузыри. Как нам уже известно, они означают тот самый неуло­вимый фарватер, который позарез нужен нашей ти­хоходной посудине. Нужно учесть, что судно строи­лось не на самой лучшей верфи и далеко не из луч­ших материалов (если вообще можно назвать «ма­териалом» тот древесный хлам, что попался нам под руку в порушенной задичавшей деревеньке Верхнее Карелино). Итак — к берегу. И вдруг:
— Справа по борту вижу тропу! — это подала голос Галка, наше глазастое чадо лет двадцати с «хвостиком». Вечно заметит что-нибудь такое, недос­тупное острому охотничьему глазу: то какой-то цве­ток, сильно редкий, то камешек блестящий, а то про­сто крупные звезды над палаткой.
Судя по нашей карте, местное население ожида­ется дня через два, где-то за шестьдесят километров отсюда. Откуда тропа? Впрочем, она могла бы вести и к зимовью — охотничьи сенокосные избушки встре­чаются по всей реке, на расстоянии дневного перехо­да. Но для дальнейших размышлений на эту тему уже нет времени — Галка отважно выбрасывается первой на неизведанный берег, исчезает в кущах таль­ника и тут же, сквозь дружный собачий лай, взы­вает о помощи. Не успев зачалить плот, мы с Витей на одном дыхании летим вверх по откосу, готовые хоть голыми руками вырвать бедную девушку из бес­пощадных клыков... Но вдруг все стихло.
Нашим мужественным взорам открылась широ­кая, как поле, прогалина — редкость для этих лес­ных мест. В центре поляны дом. Не приземистое зи­мовье, к каким мы привыкли, а настоящая русская изба — с кирпичной трубой над высокой крышей, с крыльцом и резными наличниками на окнах. Можно было бы сказать — полная усадьба вместе с амбаром и стайкой, если бы не отсутствие ограды и ворот, без чего усадьба как-то не воспринимается. Неподалеку пасется конь, будто специально подобранный по мас­ти — такой же темно-рыжий, как все три старые ли­ственничные постройки. Рядом с избой добротно обу­строенное кострище — с высокими, почти по грудь, стойками с набором цепей и крючьев для всякой костровой надобности.
С Галкой говорил крепкий жилистый дед. Редкая седая бородка, широкие скулы, туго обтянутые ко­жей цвета высохшей глины, глубоко врезанные, чуть узковатые темные глаза, нерезкий, будто расплыв­шийся на стороны нос. Нестерпимо яркое здешнее солнце, лютые холода и пронзительные северные вет­ры основательно потрудились над этим русским ли­цом, заставив его приспособиться к контрастам по­годы. Впрочем, и горячая эвенкийская кровь вполне могла участвовать в создании этого портрета — рус­ские первопроходцы, как известно, без больших хло­пот находили себе подруг в чужом краю...
Далеко упрятанные под кустами бровей, дедовы глаза сноровисто прицелились и стрельнули в нас. Дед улыбнулся:
— Кого в ночь-то глядя плыть? Изба большая, заходите, разболакайтесь. Посидим-потолкуем, и вам будет удобней, под доброй-то крышей, и мне веселей выйдет.
Чадо, уже все решив про себя, поворачивается к нам и своим неповторимым вопросительно-приказным тоном произносит:
— Ну что, мальчики, загостим одну ночку? Как-то незаметно, пока мы плыли, все Галкины желания, независимо от них необходимости и целе­сообразности, получили статус неуклонно выполня­емых законов.
Категория: Байкальская сторона ч. 2 | Добавил: anisim (24.09.2011)
Просмотров: 1373 | Рейтинг: 5.0/10 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>