Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 24.11.2017, 13:35
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 1


Вниз по Курбе - 2
Ружье ценностью для них было огромной — об этом мы догадались сразу, но то, что находка и для нас имела значение, полностью осознал я много лет спус­тя. Тогда же дело кончилось тем, что я пофантазиро­вал, как это у них произошло, и через несколько дней обменял находку у соседского мальчишки Мэрьки тоже на ружье, но целое, тоже очень старое, почему-то зеленым окрашенное, с полочкой для пороха, шом­польное. Из него стрелять можно было. Что-то все же шевельнулось во мне вскоре, и я попросил возвра­тить обмен, но Мэрька «обломок» потерял. Я поверил, потому что мальчишка он был непутевый, даже шкод­ливый, острогу у меня «зажилил» однажды.
Находка древнего ружья стала все больше зани­мать меня. Я рисовал себе героические картины того похода и разные события, случающиеся с людьми. Теперь же, зная больше, все это могу представить себе так. Лет двести назад небольшой отряд служилых людей поднимался, переплыв Байкал, по долине Се­ленги. На месте будущего города Улан-Удэ справа в Селенгу впадает река поменьше, кто назвал ее Удой, неизвестно (не они ли сами?). Широкой степной долиной, удобной для пешего и водного хода, течет Уда почти точно с востока. Путь по ней и есть «встречь солнца», как предписывалось идти служилым людям. Долина обжита бурятским населением. У подножия пологих сухих склонов, там, где они, раздвигаясь, выпускают в долину Уды ручьи, стоят юрты. На скло­нах пасутся овцы, на более влажных берегах реки видны табуны лошадей.
Поднявшись вверх по Уде на семьдесят километров, люди увидели крупный ее приток, он пришел с пра­вого берега, почти точно с севера. Скорее всего, доли­на Курбы не сразу заинтересовала идущих «встречь солнца», посетили они ее позже, осваиваясь в новых краях. Но достоверно известно, что по долине Уды, захватывая низовья Курбы приблизительно до линии будущего селения Унэгытэя, по известному, как по­нятно, уже пути на восток прошли посольство Н. Спа-фария в 1675 году, Головина в 1686 году и других, бо­лее поздних. В 1724 году на восток здесь прошла академическая экспедиция Д. Миссершмидта, в 1733 году — академический отряд Второй Камчатской экс­педиции (Гмелин, Миллер, Крашенинников), в 1766 го­ду — Э. Лаксман, в 1768 году — знаменитый П. Паллас. Несомненно, что первые землепроходцы прошли здесь, по моей земле, гораздо раньше. Они лишь не оставили своих следов, их стерло время.
Итак, отряд служилых людей решил пройти, а может быть, пройти в очередной раз правый боковой приток шириною около двухсот метров в устье, хорошо уже известного пути на восток. Долина Курбы, куда они свернули с магистрального пути, с устья ничем не отличается от того, что видели люди, двигаясь вверх по Уде. Но только с устья и всего на пятнадцать километров все то же пологое степное пространство. Километра по три в обе стороны от реки сухая долина. Слева сушь эта поднимается на пологий склон, при­крытый сверху шапкой соснового леса. Справа, на приподнятой, уходящей вдаль равнине настороженно замер вековой бор. Что за пришельцы, зачем пожа­ловали? По степи расхаживают дрофы, в затихших старицах копошатся, покрякивают утки, по мокрым берегам расхаживают цапли, в небе стоят орлы-тор-бажины, сусликов, отбежавших от норы, высматрива­ют. Из прибрежных густых зарослей льются много­голосые птичьи трели. Серовато-белыми пятнами светлеют вдали юрты бурят. Тишина, простор, перво­зданное богатство природы.
Выше по Курбе картина изменилась сразу. Степь кончилась, горы сдвинулись и образовали узкую, хотя и неглубокую долину, по которой среди облесенных сопок шла бурная прозрачная вода. Зелеными ворон­ками завивалась она на грозных перекатах и замирала черными провалами в бороздах. Что на них делалось на закате солнца! Стоящие лагерем на сухом песчаном берегу под кронами коренастых сосен люди видели, как то и дело откуда-то с середины переката, прямо по поверхности, так и хочется сказать — с визгом, нес­лась к берегу какая-то рыбешка. А за ней, мощно, кругами   разворачивая  воду  в  попытках  схватить огромной черной тенью с красным отливом гнался таймень. И там, и там «с визгом» бежали к берегу сорожки,   харюзки. Сколько  же  в  реке   тайменей! Такую картину чуточку и я застал в детстве. А сколь­ко другой рыбы! Стоит тихо, крадучись подойти к берегу и заглянуть в воду, как тут же увидишь не­сколько ленков,   харюзов,   а сорожки бесчисленным плотным косяком стоят вдоль берега в толще воды, растопырив все свои «перышки». Здесь же, еще ближе к берегу, огибая все его выступы, вытянулась струей и  медленно  движется против  течения  миллионная рать амуляшек — речных гольянов. Амуляшка — рыб­ка редкостно красивая, величиной с мизинец, радужно-зелененькая, а по брюху две ярко-красные полоски, и глаза такие же. При желании их просто рубахой можно наловить сколько угодно. Но эту мелочь люди не ловят, крупной рыбы достаточно, и для добывания ее у них есть серьезное орудие. С ним, путешествуя по рекам, они не расстаются. Это острога. Ею можно добыть рыбу и днем, и особенно — ночью, если  за­жечь смолистый обломок и идти с ним по берегу. Можно пристроить на лодку или плот, тогда рыбы добудешь еще больше, ночью она не так боязлива. Хотя это опасно — может на перекат вынести, на кам­ни. Так можно рыбачить только в знакомом месте, на длинном, спокойном плесе. Острогой добывали лю­бую крупную рыбу, не считая уж налима, этот-то прямо для остроги создан. Не боязливый, днем спит под корягой, толкни — голову высунет, а то наполо­вину вылезет: в чем дело?
Категория: Байкальская сторона ч. 1 | Добавил: anisim (22.09.2011)
Просмотров: 687 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>