Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Воскресенье, 19.11.2017, 05:18
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 1


Моя и твоя Сибирь - 5
Хорошо помню, как в младые мои лета дед про­водил со мной воспитательную «беседу», когда од­нажды, желая показать, до чего рясная уродилась на островах смородина, ввалился я в дом с охапкой наломанного ягодника. А ее, смородины этой, по нынешним меркам, было видимо-невидимо. И пом­ню, какое бессилие и отупение охватило меня недав­но, когда увидел я по осени идущие одна за другой по Тункинской долине за Байкалом машины с во­зами нарезанного облепихового кустарника, дабы где-нибудь в затишке и заглушке обобрать с него ягоду.
И это — невзирая на запреты, на милицейские посты и общественные предостережения. Что греха таить: теперь и сибиряк, особенно горожанин, по­легчал в своем отношении к родной земле, и он на­брасывается на осеннюю тайгу с такой жадностью, будто завтра ему, как в военном походе, куда-то от­ступать или наступать, а не оставаться здесь до кон­ца своих дней.
Как бы ни принято было смотреть на Сибирь, невозможно, однако, не заметить, что из края устой­чивого, ожидающего нас впереди будущего, она все больше и больше превращается в край настоящего. И слышно порой, как, доставая богатства, скребут о дно. Сибирь остановилась сейчас на том неизбеж­ном перевесе, когда взятое медленно, но верно на­чинает клонить в свою сторону. Это не значит, ра­зумеется, что освоение Сибири состоялось и теперь необходимо оставить ее в покое.
Одно то, что здесь на великих просторах от Урала до океана едва ли живет постоянной жизнью десятая часть населения страны, говорит если не о пустынности, то, по край­ней мере, о малозаселенности. Вахтовый метод ра­боты, сколько бы ни давал он людей, не в счет: он годится, быть может, для Луны, но не для Сибири. Сибирь готова и принять, и приютить, и обеспечить полезными для отчизны занятиями, и накормить не один еще раз по столько и по полстолько народу, сколько в ней есть на сегодня.
Но, будь у Сибири свой голос, которым она могла бы высказать собственное отношение к своей судьбе, она бы сказала: «Да, готова, однако не надо меня больше покорять, я давно покорена и принадлежу вам, не надо по ста­ринке смотреть на меня как на непригодную для жизни сторону, а пора принять меня как родину, без коей вся остальная родина не существует, и, как к родине, относиться ко мне с любовью и заботой. С тем и приходите ко мне — с верой, с любовью и обе­регом».
Рациональное использование, комплексное освое­ние, хозяйское отношение к сибирским кладам в большом и малом...— самое  время,  чтобы из  поня­тий сослагательной экономики они окончательно пе­решли в закон жизни и действия. Буря и натиск в освоении больше неприемлемы, иначе из невесты на выданье, как продолжают смотреть на Сибирь, она легко превратится в бессильную старуху. Самоза­щитные свойства ее, на которые мы вольно или не­вольно уповаем в надежде, что все мало-помалу вос­становится само собой, рассосется и разбавится в больших объемах, залечится и зарастет в свежих поч­вах,— эти внутренние оздоровительные силы в мес­тах мощного производственного вмешательства уже не справляются с тяжелой поступью человека, и рас­считывать на них следует лишь в той степени, в ка­кой они могут быть сопутствующим, вспомогатель­ным движением нашим предохранительным ме­рам.
Велика Сибирь, но нет в ней ни одного метра зем­ли, к которому позволяется отнестись с небрежени­ем, и нет в ее лесах ни одного лишнего дерева, ко­торое разрешается валить без крайней нужды. Велика Сибирь, но в ее великости нашей заслуги быть не может,— наша заслуга будет в сохранении наряду с величием дел человеческих первозданного величия ее природы.
...Так что же такое Сибирь и почему неодолимой и тревожной тягой влечет сюда человека? Тягой за­частую смутной, не различимой до конца, но нескон­чаемой до тех пор, пока, то ли выполняя давний забытый обет, то ли заполняя в себе ноющую пус­тоту, требующую «чего-то такого», не отправится че­ловек за Урал и не окунется с головой в Сибирь — словно в открывшуюся, ставшую явью мечту. И если эта мечта в действительности не совсем сходится с его грезами о ней, винить в том, кроме нас, некого. А если сходится — тем лучше. В обоих случаях че­ловеку, какое бы время ни провел он в Сибири, ста­новитея легче: происходит ощутимое наполнение его тем особым составом, который только здесь и есть и который помогает затем разбираться в себе и людях. Быть может, это одни лишь досужие домыс­лы и ничего такого в Сибири не водится, но как объ­яснить тогда столь часто встречающиеся в людях после Сибири уверенность и успокоенность, словно бы самообретенность и выразительность, которых до того не было; как объяснить нечаянную и бесхит­ростную вспышку радости на лице у человека, когда слышит он, что ты из Сибири, и вскидывается навст­речу: «А я, знаете, тоже там был!..» Возможно, ни­чего хорошего, кроме случайных воспоминаний, он здесь не оставил, но был, был и горд уже этим, а значит, Сибирь оставила нешуточный след в его ду­ше, какой бы шалопутной и нетвердой она ни была. И отчего при одном лишь слове «Сибирь» самый да­лекий от нее человек, живущий где-нибудь на за­падных окраинах страны и никогда до нее не доби­равшийся, невольно вздрагивает и прислушивается: как там, в Сибири? Что отзывается в нем на это сло­во? Что — радость или скорбь, надежда или разоча­рование, ожидание или сострадание? Что вложила в него Сибирь всепроникающим дыханием? Не кажет­ся ли ему в неясных своих представлениях и ощу­щениях, что где угодно мы могли делать ошибки в преобразованиях, но только не в Сибири, что, на­ученные опытом других времен и материков, обяза­ны мы в доказательство своего здравомыслия и бла­гожелательства отнестись с радением и заботой к этой огромной земле, которая надолго в состоянии продлить надежды человека на чистые воздух, воду и пашню.
Сибирь у нас одна. Каждая земля у нас в един­ственном числе и виде, и Сибирь здесь ни в чем не составит для нас с вами исключения. Исключение ее в том, что это молодой и заповедный до недавнего времени край, испытывающий сейчас огромное, не­бывалое до сих пор влияние хозяйственной деятель­ности человека. Здесь проверяется теперь, чем стал человек в настоящем и что следует ждать от него в будущем.
Не потому ли еще и тянет сюда человека: чтобы почувствовать в себе меру сезонного и вечного, ис­тинного и случайного, разрушенного и заповедного.
Категория: Байкальская сторона ч. 1 | Добавил: anisim (22.09.2011)
Просмотров: 740 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>