Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Среда, 13.12.2017, 02:05
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 1


Чикой светлоструйный - 4
В медвежьих лапах
 
Пересохший, горькополынный октябрь не радовал охотников. В былые годы к этому времени бери коня, навьючивай продукты, снаряжение, капканы и — ходу в тайгу! Там избушку законопатил, там печку заменил, там разведал незамерзающий ключ — гляди и двадцатые числа, открытие сезона. А тут — стоп, запрет на выход в тайгу: осень пересохла до порохо­вой пыли, пожары в южной Якутии, тягучие шлейфы дыма по северо-востоку Забайкалья,
Безделье, томительное ожидание, пустые осенние дни. В конторе Красночикойского коопзверопромхоза хлопнут двери, выйдут два-три охотника на улицу, закурят, махнут на все рукой — пошли расстроенные по домам. Ну ладно, согласны: любителей надо по­придержать дома, тайга сохранней будет. Но штат­ных-то зачем держать? Надо бы разрешить им выдачу оружия, боеприпасов, оформить документы, начать завоз на зимовья. Уж соболь выкунился, поспела красная пушнина, белка выходная! Штатный промыс­ловик он же не враг себе, он первый и самый рьяный защитник и хранитель таежных угодий. Он себя не пощадит — не будет разводить костер в пожароопасный период, погрызет корку хлеба, запьет холодной водой из ключа, покурит, пряча сигаретку в рукав, и пойдет зорким сторожем по своим увалам да кедровым гри­вам...
 
Вот и Евгения Кожемякина, героя моего повество­вания, разве можно было держать в Красном Чикое, когда перед глазами шумел Хилкочен или Хазарка, мышковал колонок по Матюге, ходил соболь через Большой Селезень, а изюбры ископытили весь увал на Косах, заломали молод у самой Стрелки! Эхма!
 
Наконец-то на исходе октября все разрешилось. С напарником Юрием Ивановым они завьючили Бур­ку, Савраску и Рыжку. Кони добрые, крепко кован­ные, на буреломных тропах выезженные. Всхрапнут, продувая ноздри, аж морозная пыль летит над вью­ками. Что и говорить — радостно, а чикояне сказали бы «браво, паря»,— открывать сезон. Воздух в хребтах не просто чистый — остро-голубой, гольцы серебрятся, сосны и кедрачи веселят-зеленят черные листвяки, бесятся на пробе голоса лайки, а ноги охотника готовы отмахать и 40, и 50 километров за день — любо про­мысловику наглядеться, надышаться, наслушаться тайгой.
 
План промысла Евгений Кожемякин помнил хоро­шо: три медведя, два сохатых, два изюбря, девять кабарожьих струй, двадцать соболей, пятьдесят белок. Если фарт будет, если погода установится, если соба­ки не собьют ноги, если белка не уйдет, если бабка Гурчиха в окошко не зыркала, когда уходили из дома, если... (еще много чего), то до конца сезона будут и медведи, и соболи, и белки. И никто не провалится в полынью, и собака не сорвется с отстоя, как в прош­лом году, и росомаха не разорит ловушки, и волки не заманят ни Верного, ни Шарика... (По данным Красно-Чикойского коопзверопромхоза, на соболином промыс­ле охотники особенно суеверны, они никогда не назы­вают своими именами ворону, кошку и женщину, а зовут их верховая, запечница, шелуха. На Мензе суе­верными словами считаются конь, корова и петух, их именуют долгохвост, мыкуша, голоног.)
 
Заходили на зимовье два дня — вьюки тяжелйе, осадистые, одного хлеба восемьдесят буханок, сахар, мука, соль, крупы, яичный порошок, консервы, бое­припасы, одежда, обувь — на целый сезон ружейного и капканного промысла, причем, как договорились, без выхода домой на Новый год.
 
Местность, где расположен участок Кожемякина и Иванова, довольно веселая, резко пересеченная остры­ми гривками, ключами и ключиками, ямками и взлоб­ками, есть задебренные крутяки и пологие гари, лист­венничные залавки с примесью березы, небольшие россыпи и знаменитые забайкальские чепурыжники: ольха с багульником, да в наклон, да чертовым хвос­том накручена — чепура-а такая, какой врагу не по­желаешь: глаза выдергивает, полосует щеки, нос на бровь вздрючивает, одежду в мелкие лоскутки, как злая портниха, кроит...
 
Развьючились на Хазарке, и Иванов пошел выво­дить лошадей, а Евгений занялся разведкой. Да, год не предвещал легкой охоты, недаром деды-хитрованы толковали про какие-то три звезды, которые якобы встали в одну линию, от этого, мол, не будет фарта нынче. Ну, звезды звездами, а Евгений надеялся на свой опыт, зоркий глаз, на чутье и слух, а там видно будет.
 
Ветер установился северо-западный, но какой-то нервный: порывы воздуха завихрялись в распадках, спружинивали и как бы давали отдачу. Идешь на­встречу, скрытно от зверя, а вдруг запарусила оде­жонка сзади, понесся запах от человека вперед, пугая и разгоняя все, что пугается и разбегается... И еще теплынь небывалая, снег в сиверах раскис, а на сол­нопеках вообще черным-черно, след теряется. При таком тепле бесполезно ловушки начинять — колонок если подойдет, то презрительно потопчется около, ос­тавит веревочку помета — вот, мол, на твой авторитет, товарищ охотник!

 

 

 

 

 

Категория: Байкальская сторона ч. 1 | Добавил: anisim (22.09.2011)
Просмотров: 873 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>