Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Воскресенье, 23.07.2017, 04:47
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Памятники культуры Иркутска


МОНУМЕНТАЛЬНОЕ ИСКУССТВО

 

Б. Т. Литвинов

 

МОНУМЕНТАЛЬНОЕ ИСКУССТВО

 

Монументальная пластика в городской среде всегда играла значительную роль, не только гра­достроительную, художественную, но и социаль­ную. О значении, роли, функциях памятников монументального искусства писали многие из­вестные ученые. Например, А. Э. Брикман в своей известной книге «Площадь и монумент» помимо скульптурного памятника рассматрива­ет и такие формы монументальной акцентиров­ки городского пространства как триумфальная арка, обелиск, колонна, фонтан и даже водяная струя фонтана в ее тектоническом качестве. Д.С. Лихачев, анализируя семантику садов и парков, отмечает роль монументальной пластики как одного из важнейших элементов синтеза са­дово-паркового искусства.

 

Несколько слов о социальной роли монумен­тального искусства. Из всех искусств оно самое демократичное, доступное: чтобы увидеть мону­мент, не нужно идти в музей, достаточно выйти на улицу, площадь или прогуляться в парке. К сожалению, гуляя по Иркутску, можно натолк­нуться на невыразительные малохудожественные изваяния, как,  например, недавно появившаяся статуя на привокзальной площади в Иркутске-2 или странные архитектурные монументы — па­мятный въезд в Кировский район. Это практика «административного монументализма», когда чи­новники от искусства пытаются одним махом ре­шить и идеологические, и эстетические, и деко­ративные вопросы, выбрав самый простой спо­соб: закупку через Художественный фонд или с помощью персональных заказов без совета с ши­рокой общественностью. Однако есть в городе, на улицах и площадях, интересные, запоминаю­щиеся объекты монументального искусства.

 

Они живут среди людей, у них своя судьба. Подчас к ним меняется отношение, порой меня­ются их названия. В начале 1900-х гг. было ре­шено ознаменовать окончание строительства Транссибирской магистрали установлением трех памятников императору Александру III, считав­шемуся в придворных кругах покровителем си­бирской стройки. Первая мировая война и рево­люция помешали выполнить этот план, были воздвигнуты лишь два монумента — в Петербур­ге и Иркутске. Автор столичного монумента — известный скульптор П. П. Трубецкой. На про­ект иркутского памятника был объявлен все­российский конкурс. Победителем стал ака­демик Роберт Романович Бах, автор бронзового памятника А. С. Пушкину в саду Царскосель­ского лицея и памятника М. И. Глинки в Моск­ве. Памятник сооружался якобы на основе доб­ровольной подписки, на самом деле под давле­нием нового генерал-губернатора, бывшего помощника шефа жандармов Пантелеева. Он бук­вально выколачивал деньги из иркутского купе­чества и горожан, чем вызвал всеобщее недоволь­ство.

 

Памятник был открыт в 1908 г. Грузную, поч­ти квадратную статую царя установили в сквере, на берегу Ангары. Р. Р. Бах создал памятник не царю, а целому историческому явлению... Особую историческую ценность представлял постамент — сложная архитектурно-художественная композиция на тему исторического прошлого Си­бири. Потом статую царя убрали, а в 1964 г. монумент реконструирован по проекту архитек­тора В. Шматкова: достроен бетонный пирами­дальный шпиль.

 

Несколько слов о терминах, связанных с мо­нументальной пластикой. В современной литера­туре наблюдается некоторая терминологическая путаница. Наиболее точно эти понятия даны в книге v H. В. Воронова. В данной работе семан­тика терминологии взята у него. Н. В. Воронов дает четыре основных понятия: «памятник», под­разумевая под этим словом сооружение, посвя­щенное лицу или группе лиц; «монумент», трак­туя его как произведение, увековечивающее то или иное событие, явление, а также героизм не конкретизированной группы лиц, например, по­граничников, солдат-североморцев, отличающее­ся к тому же величественными формами; «ан­самбль», имея в виду архитектурно-скульптурную композицию, посвященную событию, явлению и состоящую из ряда взаимосвязанных простран­ственно-пластических элементов; «декоративная скульптура», относя к ней работы, не имеющие мемориального характера и преследующие в ос­новном цели эстетического освоения и украше­ния окружающей среды.

 

Памятник Александру III академика Р. Р. Ба­ха является единственным произведением мону­ментального искусства, сохранившимся с дореволюционного времени, если не считать надгро­бий. Несмотря на казенную «монументальность» композиции, имеется очень живое решение от­дельных деталей памятника — скульптура, решет­ка ограды,    что представляет ценность как в скульптурном, так и в архитектурном аспекте и является важным композиционным элементом планировки набережной. Очень удачно выбрано местоположение памятника; он находится в не­большой излучине речного берега и интересно воспринимается при подходе вдоль набережной Ангары, но лучший вид — при подходе с улицы К. Маркса1. Постамент приблизительно ориенти­рован гранями по сторонам света, все четыре фасада памятника примерно равнозначны. Он по­мещен на квадратном ступенчатом стилобате-цо­коле и увенчан бетонным пирамидальным шпи­лем. На четырех гранях верхней части в нишах-полусферах помещены бронзовые скульптурные портреты известных государственных деятелей, оставивших свой след в истории освоения Си­бири. На западной, обращенной к Ангаре грани находится бюст-горельеф графа Н.Н. Муравьева-Амурского, обрамленный, как и последующие горельефы, лавровым венком. Это генерал-губер­натор Восточной Сибири с 1848 по 1861 гг. Его. активная деятельность была направлена на изу­чение и освоение огромного края. Он подписал в 1858 г. Айгунский договор с Китаем, опреде­ливший русско-китайскую границу по реке Амур.

 

На северной грани — горельеф Ермака, воина и дипломата, положившего начало присоединения Сибири к России, на южной грани — горельеф, посвященный М. М. Сперанскому, который с 1819 по 1821 гг. был сибирским генерал-губерна­тором и провел ревизию управления огромной территорией, а также подготовил ряд реформ («Учреждение для управления сибирских губер­ний», «Устав о инородцах»), имевших цель административного укрепления Сибири. Все три горельефа отличаются убедительностью, глуби­ной трактовки образа, отвечающим народным: представлениям о мужестве, мудрости и полити­ческой прозорливости. Пластический язык прост и лаконичен. На восточной стороне пьедестала — скульптурное изображение двуглавого орла с рас простертыми крыльями, держащего в когтях цар­ский указ о начале строительства Транссибир­ской железной дороги, упрочившей экономичес­кое, культурное, политическое и государственное единство Сибири с Европейской Россией.

 

Нижняя часть постамента обвита гирляндами, а на ее скошенных гранях помещены геральди­ческие изображения, также обвитые лавровыми гирляндами с боков и с низа. На северо-восточ­ном углу вписан бронзовый герб Якутской об­ласти в виде одноглавого орла, на северо-запад­ном — помещено изображение двух вздыбленных единорогов. Это — герб Енисейской губернии, на юго-восточном — геральдическое изображение общесибирского герба в виде льва с мотыгой в когтях, а на юго-западном углу изображен бабр с соболем в зубах — герб Иркутска и Иркутской губернии. Изображения выполнены в технике плоского рельефа и помещены на геральдичес­ких щитах, увенчанных объемными коронами.

 

Следует отметить отделку памятника. Гранит­ный постамент имеет шероховатую поверхность и составлен из отдельных, относительно неболь­ших блоков. Стилобат, напротив, имеет полиро­ванную поверхность и выполнен из крупных гранитных блоков... Монумент окружен огра­дой — чугунной решеткой замысловатого рисун­ка с растительными мотивами и многочисленно повторенным изображением Георгия Победонос­ца— герба Московского княжества. На гранит­ных столбах по углам установлены чугунные фонари.

 

Не обошла Иркутск традиция, начатая Пет­ром I, возводить в России триумфальные ворота в честь военных побед или других важных со­бытий. Прежде на Руси существовал обычай в память о крупных победах строить храмы. Так, в честь победы русских войск на Куликовом по­ле в Москве был построен храм Всех Святых на Кулишках, а в Иркутске в 1811—1813 гг.— Мос­ковские ворота {по проекту архитектора Кругли-кова1. Это величественное каменное сооружение было установлено на берегу Ангары в начале улицы Ланинской, ныне — Декабрьских Событий. Хотя Московские ворота сооружены в честь де­сятилетия со дня правления Александра I, жи­тели Иркутска связывали их появление с побе­дой русских войск над Наполеоном.

 

В 1858 г. недалеко от Крестовоздвиженской церкви были построены Амурские ворота (по проекту архитектора А. Е. Разгильдеева) в честь подписания Айгунского трактата с Китаем. К со­жалению, и эти ворота не сохранились.

 

На церковных кладбищах появлялись мемо­риальные памятники. Один из интереснейших — надгробие великому русскому путешественнику и землепроходцу гражданину Г. И. Шелихову.

 

Оно сделано из серого уральского мрамора в Ека­теринбурге. Перевезенное затем в Иркутск уста­новлено на могиле в ограде Знаменского мо­настыря в 1800 г. По некоторым данным автор проекта — известный русский скульптор И П. Мартос.

 

В 1886 г. на могиле революционера-демократа, ученого и публициста А. П. Щапова, по проек­ту известного русского архитектора Г. В. Розена на средства Географического общества и по подписке иркутян был установлен памятник с проникновенной надписью: «Родина — писате­лю». Памятник приурочен с десятой годовщине смерти А. П. Щапова. Надгробие из местного песчаника имеет четкую вертикальную компо­зицию, завершающуюся крестом.

 

Еще об одном надгробии. В 1904 г. в Иркут­ске умер известный сибирский просветитель М. В. Загоскин. Через два года на его могиле на Иерусалимском кладбище поставлен памятник из уральского мрамора (авторы проекта архитекто­ры К. В. Миттель и Цитнерович). Первоначально бронзовый барельеф был выполнен известным скульптором И. В. Жуковым, а в наши дни, вви­ду утрат, создан вновь Б. Т. Горлачом.

 

В советский период монументальное искус­ство в Иркутске развивалось по традициям, свой­ственным всему советскому искусству. Это преж­де всего Лениниана.

 

Остановимся на некоторых наиболее интерес­ных памятниках В. И. Ленину. В скверике на углу улиц К. Маркса и Пролетарской в среде малоэтажной, каменной застройки конца XIX в. находится один из заметных памятников горо­да — небольших размеров бюст. Автором его яв­ляется народный художник СССР С. Д. Меркуров. Творчество этого выдающегося советского скульптора богато и многообразно. Он создал памятник К. А. Тимирязеву в Москве, памятник С.  Г.  Шаумяну, надгробие М. И. Калинину у Кремлевской   стены   в   Москве.   Когда   умер В. И. Ленин, по заданию ЦК партии Меркурова привлекли  к  снятию  маски  покойного  вождя. Ленинская тема  прошла  через  все творчество Меркурова. Он автор памятника Ленину на ка­нале им. Москвы и беломраморной скульптуры вождя в зале заседаний Большого Кремлевского дворца. История иркутского бюста весьма инте­ресна. В 1924—1925 гг. скульптором были выпол­нены два одинаковых горельефа для Иркутска и Хивы. В Иркутск памятник попал, очевидно, в 1925 или 1926 гг. Упакованный в большой ящик, он долго лежал во дворе архива, располагавше­гося тогда на углу улиц Горького и Сухэ-Батора. Ящик вскрыли случайно в начале 30-х гг. Но атрибутировать скульптуру оказалось невозмож­но, так как отсутствовали сопроводительные или пояснительные документы. Только через много лет, благодаря энтузиастам архитектору П. Г. Раковичу и краеведу А. Н. Граниной, был установлен  автор   и  найдена  дополнительная  ин­формация о памятнике. В 1934 г. памятник, вы­рубленный из цельного куска гранита, устано­вили на невысоком постаменте в том же месте, где он находится и сейчас.

 

В 1985 г. проведена реконструкция сквера и под скульптуру подведен новый постамент из серого гранита на стилобате, в результате чего памятник был заметно поднят. За ним устроен цветник. Скульптура-бюст небольших размеров, форма лица, торса — детально проработаны и мягко моделированы, что резко контрастирует с поверхностью, обработанной грубым сколом. В. И. Ленин изображен в момент глубокого раз­думья. Следует отметить, что в фондах Иркут­ского художественного музея хранится еще одна работа этого выдающегося советского скульптора — гипсовый бюст вождя, выполненный в 1924 г.

 

Другой памятник В. И. Ленину выполнен по проекту скульптора Н. В. Томского и архитек­тора Л. Г. Голубовского. Бронзовая скульптура отлита на заводе фигурного литья при монетном дворе в Ленинграде. Оригинал этого памятника автор сделал в 1940 г. для Воронежа, а автор­ский повтор — для Ленинграда, Вильнюса и Ир­кутска. Скульптура на четырехгранном гранит­ном постаменте установлена в центральной час­ти города среди исторической застройки двух­этажных домов конца XIX в. Он четко просматривается с прилегающих улиц, расположен на продольной оси сквера. Широкая гранитная лестница связывает тротуар улицы и насыпную часть сквера вокруг монумента.

Все это весьма напоминает другие скульптурные изображения в нашей стране. Думается, что еще долго в нашей стране бюсты и статуи Ленина будут украшать парки, скверы и общественные места. Что поделать, от исторического прошлого не уйдешь.

 

Ленин изображен в момент произнесения ре­чи: убедительная и точная портретная характе­ристика органично сочетается с широким образ­ным общением. Скульптуру отличает ясный, пластичный выразительный силуэт. Это главный монумент города, очень значительна его градо­строительная роль, так как он находится на пересечении двух главных улиц города.

 

Следующая тема советского монументального искусства, получившая развитие в Иркутске,— героико-историческая. Она представлена памят­никами, монументами, мемориалами, которые посвящены героям революции и Великой Отече­ственной войны. Следует выделить монумент «Борцам революции» скульпторов Г. И. Мотовилова, М. Н. Нефедова, памятник А. П. Белобородову скульптора Г. И. Мотовилова; мемориаль­ный комплекс «Вечный огонь» архитектора В. М. Федорина, художника В. Г. Смагина; ме­мориал «Борцам за власть Советов» архитектора С. Нечволодова, скульпторов В. Чемериса и Ряшенцева и ряд других. Здесь наметилась тенденция развития от портрета к обобщенному образу-символу, а в композиционном отноше­нии — от станковой скульптуры к архитектурно-пространственным комплексам, где рельеф, иг­равший ранее в монументальном искусстве вспо­могательную роль, становится основой компози­ционного решения.

 

Наиболее удачной работой этого направления является памятник Борцам Революции, установ­ленный на горе Коммунаров 8 ноября 1940 г. Это произведение советского монументалиста Г. И. Мотовилова. Ученик замечательного рус­ского скульптора С. Т. Коненкова широко извес­тен как автор скульптурных групп для входа на станции метро «Электрозаводская», работал также над оформлением станций «Новокузнец­кая», «Октябрьская», «Парк культуры». Творческим достижением Мотовилова явились рельефы и статуи на Волго-Донском канале им. В. И. Ле­нина, фризы портала нового здания МГУ, скульп­тура А. П. Чехова в Мелехове, Н. А. Некрасова в Ярославле, М. И. Кутузова в Смоленске.

 

Бронзовая скульптура отлита в Москве и ус­тановлена бригадой иркутских мастеров под ру­ководством М.Н. Нефедова на могиле, где за­хоронены участники боев за советскую власть в Иркутске, Иркутской области. В этом пантео­не покоятся известные партизанские вожа­ки — Нестор Каландаришвили, Николай Бурлов, начальник особого отдела Иркутского ЧК Э. Бе­лов, член Иркутского ревкома В. Литвинов и многие другие. Как выше указывалось, памятник установлен на вершине горы около главного вхо­да в ЦПКиО (бывшее Иерусалимское кладбище) вблизи от Иерусалимской церкви и обращен к центру города. От подножия горы к нему ведет широкая многомаршевая лестница.   Памятник представляет собой бронзовую трехфигурную скульптурную композицию на гранитном поста­менте. Фигуры старого солдата, большевика и крестьянского парня под развернутым знаменем олицетворяют   силы  революции.  В  большевике просматривается  явное  портретное  сходство  с Н. Каландаришвили. На лицевой грани постамента — бронзовая доска с надписью: «Героям, по­гибшим за власть Советов во время восстания против колчаковщины в Иркутске 24 декабря 1919 — 4 января 1920 гг.» Северная и западная грани квадратного в плане постамента из свет­лого гранита отшлифованы, а южная и восточ­ная — обработаны грубым сколом. По форме пос­тамент напоминает кусок скалы.

 

12 июля 1953 г. на площади Труда в центре Иркутска появляется вторая работа Г. И. Мото­вилова — бюст дважды Герою Советского Союза генералу Армии Афанасию Павлантьевичу Белобородову, уроженцу деревни Акинино-Баклаши, что под Иркутском. (Здесь, собственно, и нужно было установить этот бюст согласно постановле­нию правительства). В работе над памятником принял участие и архитектор Л. М,  Поляков. Памятник представляет собой бронзовый бюст, установленный на гранитном постаменте. Ком­позиция спокойная, отсутствует внешняя патети­ка. Художественное  достоинство  произведения определяется высокой одухотворенностью обра­за, мудрой простотой скульптурных приемов, за­вершенностью исполнения. На гранитном поста­менте  имеется  надпись — выдержка из указа Президиума Верховного Совета о присвоении А. П. Белобородову   звания   Героя   Советского Союза (повторно).

 

8 мая 1975 г. был торжественно открыт Ме­мориальный комплекс, посвященный памяти вои­нов-сибиряков, павших в боях против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отече­ственной войны. Проект разработан архитектором В.М. Федориным, художником В.Г. Смагиным и инженером-проектировщиком В. Мавриной. Мемориал — архитектурно-ландшафтный комплекс, который расположен на Нижней На­бережной реки Ангары в древнейшей части го­рода вблизи самой старой постройки — Спасской церкви. Он включает в себя Вечный огонь — не­высокое полированного гранита сооружение, квадратное в плане, значительных размеров, раз­мещенное на насыпной платформе, с факелом в форме пятиугольной звезды в центре, с четырех сторон памятник оконтурен гранитным парапе­том, а также стену крыла Дома Советов с име­нами иркутян-героев Советского Союза, погиб­ших на фронтах Великой Отечественной войны, часть Детского парка с комплексом аллей и зе­леных насаждений.

 

Центром композиции является Вечный огонь, от которого и пошло название мемориала. Веч­ный огонь доставлен в Иркутск от стен Москов­ского Кремля с могилы Неизвестного солдата. Кроме того, была привезена капсула с землей, взятой с братской могилы на сороковом кило­метре Ленинградского шоссе, где захоронены отважные защитники Москвы. У мемориала «Вечный огонь» есть бесспорные достоинства, но имеются и недостатки — отсутствие пилонов или стел, которые бы, с одной стороны, акцентиро­вали пространство, а с другой — на них можно было бы написать имена погибших иркутян, как это сделано, например, в Новосибирске.

 

Несколько слов еще об одном скульптурно-архитектурном монументе, который, к сожа­лению, можно отнести к разряду не совсем удач­ных. Это архитектурно-скульптурный ансамбль «Борцам за власть Советов», который был открыт у южной стены Белого дома к празднованию 48-й годовщины Октябрьской революции на месте захоронения 92 солдат и красногвардейцев, погибших в декабрьских боях 1917 г. Авторами проекта являются С. Нечволодов, скульпторы В. Черемис и О. Рященцев. В ансамбль входит надгробие и памятник. Памятник — разносторон­ний прямоугольник в плане, на двух плоскостях которого — барельефы, а на двух других — над­писи. На восточной стороне — динамичная четырехфигурная композиция: изображены женщина,, крестьянин-солдат с винтовкой наперевес, рабо­чий, протягивающий солдату руку помощи. Ни­же находится склоненная скорбная фигура муж­чины. В нише с противоположной стороны ба­рельеф солдата с винтовкой в руке. На северной стороне выбита надпись: «Борцам революции, отдавшим жизнь за власть Советов». На южной стороне цитата В. И. Ленина: «Перед их памят­ником дадим клятву идти по их следам, подра­жать их героизму». Авторы использовали бетон, камень, мрамор. Но тем не менее при всей ком­позиционной сложности и многоплановости со­держательный и художественный уровень оста­ется низким.

 

Более удачен, на наш взгляд, мемориал у Клуба железнодорожников по улице Профсоюз­ной (авторы О. Ряшенцев, Г. Пончуков, Н. Мухарян, П. Любославский). Мемориал состоит из двух частей — надгробия и памятника. На над­гробии выбита надпись: «Здесь захоронены ге­роические защитники власти Советов, погибшие в декабре 1919 — январе 1920 гг.» Памятник — горельефная скульптурная композиция из серого гранита. Изображены красноармеец в буденовке, рабочий и женщина. Импонирует ясность и лако­ничность образов. На гранитном постаменте над­пись: «Мы гибли, зная, что свободу людям сквозь все сражения пронесете вы».

 

В Иркутске развивается еще одна самостоя­тельная тема в монументальной скульптуре, пос­вященная деятелям науки и культуры, но особых достижений, здесь пока не имеется. Памят­ник Ю.А. Гагарину (автор Ю. Кузнецов), бюст А. М. Горького (скульптор М. Смирнов). Их со­держание, художественные достоинства оставля­ют желать лучшего. Например, бюст А. Горько­го не увязан ни с тонким постаментом-столбом, ни с архитектурно-пространственной структурой сквера, а в недалеком прошлом иркутяне могли любоваться великолепным бюстом А. М. Горь­кого, работы И. Д. Шадра, находящимся в не­большом скверике на углу улиц Сухэ-Батора и Горького. К сожалению, эта работа безвозвратно утрачена.

 

Следует  отметить  появляющиеся  на  стенах иркутских домов мемориальные доски. Одна из самых интересных и самых старых расположена на доме на углу улиц К. Маркса и Фурье. Она мраморная, с бронзовым барельефом А. П. Че­хова. На ней выбита надпись: «В этом доме с 4 по 11.06.1890 г. жил великий русский писатель А. П. Чехов» (в действительности же Чехов ос­танавливался в доме по ул. Фурье, 1). Этот прек­расный барельеф выполнил известный советский скульптор Л. Н. Дубиновский, автор памятника Г. И. Котовскому в Кишиневе. Л. Н. Дубиновский в начале войны был эвакуирован в Иркутск, где прожил несколько лет. Однако мемориальные доски хорошего профессионального уровня в Ир­кутске редкость. В 1988 г. появились две удач­ные работы. На здании театра Юного зрителя установлена мемориальная доска   драматургу А. Вампилову (автор С. Нечволодов), а в Академ­городке на здании института Земной коры — ака­демику А. Н. Мелентьеву (скульптор Е. Скач­ков). Это примеры высокохудожественного релье­фа, а в основном устанавливаются невыразитель­ные штамповки.

 

Еще одна грань современного монументаль­ного искусства — реалии, предметный мир в со­четании с новым материалом — бетоном. Напри­мер, памятник — танк «Иркутский комсомолец», а также самолет на постаменте у авиазавода. Это явление в монументальном искусстве наблюда­лось и ранее («Царь-колокол» в Кремле, пушка на площади героев Арсенала  в городе Киеве и др.).

 

Следует отметить и еще один аспект мону­ментальной пластики — въезды в города и насе­ленные пункты, памятные знаки, отмечающие границы между районами. «Этот монументаль­ный жанр находится как бы между собственно монументальной скульптурой и оформительским искусством». Эти памятные знаки неоднородны по своему архитектурно-художественному уров­ню. К удачным можно отнести въездной знак в Свердловский район и въездной знак в город Иркутск со стороны поселка Лиственичное.

 

Данная работа — попытка выявить и просле­дить тенденции развития монументальной плас­тики города Иркутска, в исторической среде ко­торого может плодотворно существовать только высокохудожественное, выполненное на хороших архитектурных и градостроительных традициях монументальное произведение.

 

Недавний конкурс на монумент декабристам показал, что многие проекты страдают ложной патетикой, не всегда отражают идеи декабризма или не соответствуют исторической среде горо­да. Но это лишь первый шаг, работа продолжа­ется.

 

Практика «административного монументализма» должна уйти в прошлое. Видится лишь один путь — конкурсный, желательно анонимный, с привлечением широких общественных сил. В творчестве монументалистов поиск новых ком­позиционных и художественных решений не всегда может быть удачен, и только конкурс мо­жет выявить наиболее удачные из них.  Читать дальше

Категория: Памятники культуры Иркутска | Добавил: anisim (31.08.2009)
Просмотров: 5216 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>