Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Четверг, 14.12.2017, 21:09
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Памятники культуры Иркутска


КУЛЬТОВОЕ ПРАВОСЛАВНОЕ ЗОДЧЕСТВО - 2

 

              И. В. Калинина

 

КУЛЬТОВОЕ ПРАВОСЛАВНОЕ ЗОДЧЕСТВО

 

Стойкость барочных традиций сохраняется и в конце XVIII в. В то же время начинается но­вый этап в развитии культовой архитектуры города. В этот период в связи со строительством столбовой Московской дороги теснее становятся культурные связи с городами Урала {Соликамск, Верхотурье) и северо-востока страны (Тотьма, Устюг). Постройки каждого из этих регионов, имея свой собственный почерк, одновременно находятся в контакте с остальными. Объясняет­ся это тем, что в конце XVIII в., как и в прош­лые годы, сохраняется ориентация на какой-ли­бо образец или строительство по подобию уже существующих церквей. Разумеется, при этом учитывались местные условия, и каждая из них становилась индивидуальной и неповторимей, не­ся вместе с тем черты, свойственные своей эпо­хе. Например, в иркутских храмах значительно сильнее, чем на Урале или Севере, выражены барочные настроения, а венчающие части имеют сложную и напряженную форму.

 

Каменные храмы, возведенные в Иркутске в конце XVIII в., представляют интереснейшее яв­ление в истории развития церковного зодчества. Обладая крупным масштабом, эффектностью объ­емного построения, остротой силуэта, они обра­зуют стилистически единую группу памятников эпохи позднего барокко. Кроме того, необходимо отметить, что архитектурный облик этих храмов решающим образом повлиял на культовое строи­тельство в городах и селах Иркутской епархии. Такие церкви, как Харлампиевская, Благове­щенская (1785, утрачена), Преображенская, Воз­несенский собор Вознесенского монастыря (1747—1767, утрачена), надолго определили осо­бенности и пути развития церковного зодчества Восточной Сибири.

 

Объемное решение построек этого периода отличается некоторой вариантностью устройства храма с широким или малым восьмериком. Свое­образие придает их декоративное убранство — оно значительно отличается от оформления па­мятников предыдущего этапа. Основной мотив — барочные картуши или плоские рамочные налич­ники со своеобразным рисунком восточного ха­рактера.

 

Харлампиевская церковь (она же Михаило-Архангельская), 1777—1779 гг. (ул. 5-й Армии, 59)__наиболее значительная постройка этого пе­риода. Говоря о ней, необходимо обратиться к аналогам. Их мы находим на севере России в городе Тотьме (церкви Рождества-Христова и Входо-Иерусалимская) и на Урале в Великом Устюге (Никольская и Преображенская церкви). Эти памятники барокко, созданные в 70—90-е гг. XVIII в., несомненно, явились образцом для под­ражания при строительстве храмов Иркутска.

 

Первоначальная композиция церкви склады­валась из двух вертикальных объемов храма и колокольни. Трехсветный четверик храма воз­вышался над двухэтажной трапезной и алтарем и завершался малым световым восьмериком с ба­рочной главкой. Ярусная колокольня типа вось­мерик на четверике завершалась куполом со стройным шпилем. С северной стороны распо­лагается двухэтажный придел. Вход в церковь первоначально осуществлялся через парадное крылечко. В 1860 г. это крыльцо заменено на. двухэтажный притвор, выполненный в стиле позд­ний классицизм.

 

Декоративное оформление фасадов представ­лено в позднебарочных формах. Над осями окон­ных проемов расположен рельефный орнамент. Рисунок его состоит из криволинейных элемен­тов и складывается в силуэт, напоминающий вос­точные головные уборы.

 

Другой характер имеет рисунок картушей первого этажа, он идентичен орнаменту тотьменских храмов (Входо-Иерусалимскому и Рождест­венскому). Орнамент представляет собой часть кладки стены (в отличие от рисованных или лепных картушей), выступает над ее поверхностью обрамляется лекальным кирпичом. По поводу орнаментального мотива картушей и зашифро­ванной информации в них интересное предполо­жение высказывает С. Зайцев: «Картуш является символом мореплавания и открытий... он пере­кочевал на стены храмов с мореходной карты». Активное   строительство   храмов этого типа в 60—90-е гг. XVIII в. как в Тотьме, так и в Ир­кутске  отразило  успехи  купцов,  мореходов  и промышленников и дало изумительный резуль­тат в архитектуре — «русский стиль морских от­крытий». В храмах, возводимых на их средства «безусловно нашел отражение пафос разносто­ронней деятельности просвещенного русского ку­печества XVIII в. с его помыслами и стремления­ми, далеко перешагнувшими границы Российской империи. С этим связана подчеркнутая парад­ность, представительность архитектурного обли­ка церквей, отличающихся богатым и пышным узорочьем фасадов, особой высотностью объем­но-композиционного   построения    и устремлен­ностью всех форм вверх, которые как бы взле­тают в безграничные   просторы   неба   своими стройными и изящными силуэтами»2.  Остается добавить, что Харлампиевская церковь построе­на на средства иркутского купца Б. Балашкина. В конце XVIII в. барокко   уступило место классицизму не только в столице, но и во мно­гих других городах. В Иркутске же, со свойственной провинции консервативностью, все еще возводятся барочные храмы. Но в то же время постройки этого периода знаменуют как бы пе­реходный этап от барокко к классицизму. Од­ной из таких построек является Преображен­ская церковь.

 

Преображенская церковь, 1795—1798, 1811 гг. (ул. Тимирязева, 58), как и все предшествующие церковные постройки, возводится на средства иркутских купцов — Игнатьева С. Я. и Сухих. Предполагалось, что «церковь строена быть для мастеровых кузнецов», вероятно, поэтому ее от­личает довольно скромный архитектурный облик и располагается она не в центральной части го­рода, как все остальные церкви, а в рабочем предместье. Место под постройку губернатор предписал указать губернскому архитектору А. Лосеву. Возможно, проект был также зака­зан ему же. Строительство велось достаточно быстро, и в 1798 г. был освящен Ильинский при­дел, другой придел во имя архидиакона Стефа­на окончен в 1802 г. Возведение же главного храма во имя Преображения    растянулось до 1811 г.

 

Композиционная схема памятника варьирует сформировавшуюся барочную систему ярусного храма — четырехчастного в плане, с двумя яру­сами восьмериков на четверике: широким ниж­ним и малым венчающим на куполе. Обширная трапезная, включающая в себя приделы, соеди­няет храм и высокую трехъярусную колокольню, увенчанную стройным шпилем. В плане здание имеет пластичную форму за счет скругления за­падных стен приделов, а также полукруглых апсид. Оригинальной особенностью интерьера является связь между трапезной и храмом, осу­ществленная посредством конусовидной «горло­вины», расширяющейся в сторону храма и пере­крытой коробовым сводом. Этим приемом дос­тигнута обособленность алтарей в приделах тра­пезной.

 

Постройку отличает очень скромный фасад­ный декор, в котором барочные мотивы сочета­ются с элементами классицизма. Плоские рамоч­ные наличники полуциркульных окон, заглубленных в ниши, имеют криволинейные очертания, напоминающие по своему рисунку картуши верхних окон Харлампиевской церкви. Влияние классицизма ощущается в форме и пропорциях восьмилоткового (почти сферического), четко вы­черченного венчания. Поверхности стен оставле­ны абсолютно гладкими, ранее они были окра­шены, что контрастировало с белыми узкими пилястрами и наличниками. В целом постройка знаменует угасание барокко и переход к ново­му стилю.

 

Кроме церкви сохранились ограда и дровя­ной навес (1848). Весь ансамбль занимает цент­ральное место в композиции историко-мемориального комплекса «Декабристы в Иркутске».

 

В конце XVIII в. строительство ведется и в Вознесенском монастыре.

 

Вознесенский монастырь возник в 1672 г. на левом берегу реки Ангары (современный поселок Жилкино). Основателем монастыря был. старец Герасим, им же и была сооружена первая монастырская деревянная церковь во имя Вознесе­ния Господня. После довольно сильного пожара 1679 г., когда погорели все строения, монастырь восстанавливается вновь старцем Исайей, кроме новой Вознесенской церкви им строится еще и Тихвинская (сохранявшаяся и чтимая как свя­тыня до 30-х гг. XX в.). В середине — конце XVIII в. деревянные постройки монастыря заме­няются на каменные и возводятся следующие церкви: Вознесенская (1749—1767), Успенская (1780—1783), Смоленская (1795—1809, 1837), Сре­тенская надвратная (1816—1823). Соборная Воз­несенская церковь еще раз перестраивается в 1863—1872 гг. В настоящее время из церковных построек монастыря сохранились лишь стены Ус­пенской церкви.

 

Успенская церковь Вознесенского монастыря, 1780—1783 гг. (ул. Полярная, 76),— уникальная постройка церковного назначения, встроенная в южную каменную стену монастыря, она органично вливалась в нее своими объемами. К сожа­лению, современное состояние церкви не позво­ляет достаточно точно воссоздать ее первона­чальный облик. Но в фондах Иркутского госу­дарственного объединенного музея сохранилась уникальная гравюра с изображением общего ви­да монастыря в конце XVIII в. На рисунке Ус­пенская церковь расположена в юго-восточном углу и «составляет восточной и южной стеною продолжение ограды». Она представляет собой почти кубический одноэтажный объем под четырехлотковым покрытием с широкими полицами. Венчает ее малый восьмерик, по своим про­порциям скорее напоминающий восьмигранную шейку, завершенную куполком с очень малень­кой главкой.

 

Некоторые дополнительные данные можно почерпнуть из летописи монастыря: «длиною в 13, а шириною в 8 ½ сажень. Она заложена в мае 1780 г., а освящена 19 октября 1783 г. Цер­ковь сия состоит из двух приделов, соединяемых одним иконостасом, из коих первый во имя Ус­пения Божией Матери, а второй во имя Препо­добного Сергия Радонежского». В 1874 г. к западной стене храма пристраивается обширная монастырская трапезная, остатки стен которой сохранились до наших дней.

 

Совершенно необычно для Иркутска решение алтарей с двумя равнозначными цилиндричес­кими апсидами с веерными кровлями, увенчан­ными мелкими главками. Оригинально также ассимметричное размещение оконных проемов в южной стене церкви. Заглубление окон в ниши характерно для барокко, венчание храма также барочных очертаний.

 

Декоративное убранство сохранилось только на фасадах апсид и представлено профилированным карнизом малого выноса, украшенного су­хариками и наличниками.

 

Несмотря на значительные утраты, Успенская церковь является своеобразным и необычным памятником в ряду церковных построек Иркут­ска и должна быть восстановлена вместе с дру­гими сохранившимися монастырскими строения­ми (кельи, школа, гостиница и др.).

 

Строительством Успенской церкви завершил­ся типологический ряд ярусных барочных хра­мов Иркутска. Она выполнена в позднебарочных формах с декоративными элементами, не харак­терными уже для предыдущих храмов, и знаме­нует собой переход от архитектуры XVIII в. с местным своеобразным колоритом к более об­щей для всей России архитектуре.

 

В начале XIX в. происходит стилистический перелом в архитектуре провинции, и барокко уступает, место классицизму. Связано это, в пер­вую очередь, с введением строгой регламентации строительства. Руководство по возведению строе­ний переходит к квалифицированным архитекто­рам. Местные школы прекращают свое сущест­вование, вливаясь в общее русло развития рус­ской архитектуры. В Иркутске в проектирова­нии культовых сооружений участвуют архитек­торы: А. И. Лосев, А. Васильев, Деев, А. Кругликов.

 

Ряд исследователей Иркутска отмечают не­значительное количество памятников классициз­ма в культовой архитектуре города. Проведен­ные автором исследования позволяют опроверг­нуть это заблуждение. Анализ старых фотогра­фий, гравюр и зарисовок помог восстановить об­лик большинства церквей. В связи с этим не­обходимо отметить, что классицизм нашел ши­рокое применение в культовой архитектуре го­рода и лишь значительная утрата памятников этого стиля вводит в. заблуждение. Утрачены церкви: Борисо-Глебская, Косьмихинская, Успенская (городская), Смоленская Вознесенского мо­настыря.

 

В конце XVIII в. в Иркутск определяется пер­вый губернский архитектор Алексеев. Его уче­ником и последователем стал коренной иркутя­нин А. Лосев, окончивший навигационную школу, в которой кроме географии, геометрии, астроно­мии и других наук изучали также и архитекту­ру. С марта 1799 г. А. И. Лосев становится гу­бернским архитектором. С его именем связано становление классицизма в Иркутске, по его про­екту строится первая в городе церковь в стиле классицизма.

 

Церковь Григория-Неокесарийского, 1802 г. (пер. Краснофлотский, 5), заложена в ограде Тро­ицкой церкви и стоит от нее только в четырех саженях. Это первая в Иркутске церковь с ротондальной основой. В настоящее время здание сильно перестроено, но сохранился проект А. Ло­сева, по которому можно восстановить памятник в его первоначальных формах. На протяжении всего XIX в. церковь подвергалась значительным перестройкам. Так, в 1829 и 1830 гг. ее повре­дили большие наводнения, обрушившиеся на го­род. В 1836 г. в связи с ветхим ее состоянием из церкви выносится вся утварь, и она запечаты­вается до 1845 г. В 1879 г. церковь попала в зону знаменитого иркутского пожара, уничтожившего всю центральную часть города. Сохранился не­датированный рисунок церкви, уже значительно перестроенной и утратившей четкую ротондальную композицию, характерную для проекта Ло­сева.

 

В настоящее время это одноэтажный камен­ный компактно-центрический храм с ротондой ядра и четырьмя примыкающими к ней равновысокими объемами. Построенный по проекту, первоначально храм завершался полусферичес­ким куполом с небольшой главкой. После пе­ределок ядро было увенчано восьмилотковым основное помещение, всегда доминирующее в объемах. Вероятно, такой необычный облик по­стройка получила в результате приспособления жилого дома под церковь. На расположение хра­ма в данном случае скромно указывает лишь не­большой четверик, врезанный в двускатную кров­лю и увенчанный барочным куполом с главкой.

 

Декоративное оформление церкви решено в формах провинциального классицизма с отзвука­ми барокко. По углам четверика установлены одноэтажные портики на колоннах тосканского ор­дера.

 

Еще одна интересная особенность этой по­стройки — стены ее выполнены не только из кир­пича, но и частично из дерева. Деревянные сте­ны имеют двухэтажная паперть и апсида при­дела святого Ермолая, причем они оштукатурены и побелены под камень

 

Состояние Покровской церкви в настоящее время внушает глубокие опасения, так как она до сих пор используется под промышленные мас­терские завода. Между тем она отличается сво­им оригинальным объемно-планировочным реше­нием, при котором массивная ярусная колоколь­ня, вместившая в себя придел, является центром композиции.

 

В архитектуре этой постройки отразился пе­реходный период от барокко к классицизму, и поэтому в ней сочетаются приемы и формы двух стилистических направлений — барокко и клас­сицизма. Вместе с тем в венчающих частях ко­локольни и храма мы видим еще последние от­звуки местных традиционных мотивов иркутско­го культового зодчества. В 1988 г. производствен­ной группой по охране памятников при Иркут­ском управлении культуры предложено принять храм под государственную охрану как памятник архитектуры республиканского значения.

 

В начале XIX в. классицизм в Иркутске на­чинает занимать более прочное положение. Кроме церкви Григория-Неокесарийского по проекту А. Лосева возводится Борисо-Глебская церковь тюремного замка (утрачена). Следующей по­стройкой этого стиля явилась Входо-Иерусалимская церковь, построенная по проекту томского губернского архитектора Деева.

 

Входо-Иерусалимская церковь, 1820—1835 гг. (ул. Коммунаров).   Первая каменная церковь на Входо-Иерусалимском   кладбище  построена  на средства купца М. Сибирякова в 1793—1795 гг. К середине XIX в. церковь значительно обвет­шала и частично была разрушена землетрясени­ем. Кроме того, эта небольшая одноэтажная клад­бищенская церковь не удовлетворяла городским нуждам, и в  1867 г.  епархиальное начальство приказывает разобрать храм. Вопрос о строитель­стве нового храма поднимался еще в 1817 г.— преосвященный Михаил, епископ Иркутский, об­ращался к губернатору, чтобы последний распо­рядился «О сочинении плана с фасадом и сме­той на предполагаемую к строению церковь». Проект был составлен томским губернским архи­тектором Деевым, и 23 сентября 1820 г. была заложена новая каменная Входо-Иерусалимская церковь, Строительство велось чрезвычайно мед­ленно, это, вероятно, было связано с поврежде­нием конструкций в 1823 г.— обрушился свод в уже почти отстроенной церкви. Интересное от­ношение по этому поводу поступает губернато­ру от Духовной Консистории,— в нем указывает­ся непричастность духовных властей к случив­шейся аварии: «строение церкви отнесено было к обязанностям градской думы, епархиальное же начальство не имеет людей, сведущих в архитек­туре».

 

Наконец только в 1830 г. заканчиваются ос­новные строительные работы (без внутренней от­делки). Иконостас для новой церкви выполнялся по рисунку, составленному иркутским архитек­тором А. Васильевым. Надо отметить, что авторский надзор за выполнением внутренних работ велся очень тщательно. При нарушении масте­рами цветовой гармонии в окраске иконостаса Васильев сразу приостановил работы до полного исправления этих погрешностей. В  1835 г. Ир­кутская губернская строительная комиссия про­извела освидетельствование построенного храма. При этом было отмечено, что в целом церковное здание «и мера его подлина и... согласны с пла­ном,  проектированным  архитектором  Деевым», но в устройстве внутренних столбов, а также фа­сада допущены некоторые изменения, к сожа­лению, не указывается, какие именно. Освяще­ние готовой церкви состоялось 25 июля 1835 г. Первоначально она имела один придел, что бы­ло чрезвычайно неудобно, если учесть обрядо­вую функцию кладбищенской церкви. При не­обходимости ежедневного богослужения храм не мог быть закрыт даже для мелкого ремонта и побелки. После убедительных просьб священно­служителей к церкви в 1890 г. с южной и се­верной сторон пристраиваются два придела, что позволило, во-первых, расширить площадь хра­ма, а во-вторых, решить вопрос с поочередным ремонтом  приделов. К сожалению, выиграв с функциональной стороны, постройка значительно проиграла с эстетической. Ранее изящная, с двумя открытыми портиками с южной и северной сто­рон, она потрясла свои логически выстроенные формы и обросла массивными объемами приделов,

 

В настоящее время церковь представляет со­бой одноэтажную постройку, перекрытую одной общей для всех объемов кровлей. Утрата венчаю­щих частей храма и колокольни изменили ее об­лик до неузнаваемости.

 

Первоначальная объемно-пространственная композиция была очень выразительна благодаря контрастному сочетанию массивного храма, увен­чанного восьмилотковым куполом, и стройной ярусной колокольни. Построение церкви и ее отдельных частей было необычно для культовой архитектуры Иркутска предшествующих этапов и явилось отголоском общерусского развития клас­сицизма. Архитектура Входо-Иерусалимской церк­ви резко выделяется своей профессиональностью и связью с постройками столичных зодчих.

 

Фасадный декор постройки строг и лакони­чен. Оконные проемы, лишенные наличников и украшенные только сандриками, простой антаб­лемент, колонные портики с трех сторон — все это характерно для зрелого классицизма, дошед­шего в Иркутск лишь к 30-м гг. XIX в.

 

Просуществовав почти полстолетия, класси­цизм в Иркутске сдает свои позиции стилизатор­ству. Последней постройкой этого периода явля­ется Николо-Иннокентьевская церковь, в которой под воздействием новых стилистических тенден­ций уже прослеживается отход от приемов и форм классицизма.

 

Николо-Иннокентьевская церковь (она же Глазковская), 1859—1866 гг. (ул. Профсоюзная, 45а), возведена в Глазковском предместье, рас­положенном на левом берегу Ангары.

 

Причиной строительства послужило прошение жителей селения, ранее причисленных в приход Троицкой церкви, расположенной в центре го­рода, за рекой. В осенний и весенний периоды при отсутствии переправы через Ангару прихо­жане были лишены возможности посещать цер­ковь и в связи с этим обратились в Иркутскую духовную консисторию с просьбой разрешить по­строить свою церковь. Преосвященный Евсевий, управляющий в то время Иркутской епархией, благословил строительство церкви, но поставил условие, чтобы церковь была каменная. В це­лях экономии решили колокольню делать дере­вянной оштукатуренной, а сам храм каменным небольшим — однопрестольным, посвященным двум святым Николаю Чудотворцу и Иннокен­тию, первому епископу Иркутскому, Другим непременным условием для строительства являлось также представление на рассмотрение в Иркут­скую губернскую строительную комиссию плана и фасада здания. В 1858 г. комиссией утвержден проект церкви и архитектором Бельневским вы­брано удобное место для строительства храма.

 

Строительство велось довольно скоро, и уже через год 21 сентября 1859 г. церковь была ос­вящена. Но небольшой однопрестольный храм оказался мал для довольно обширного селения, и спустя четыре года после освящения с север­ной стороны церкви пристраивается Успенский придел, освещенный в 1866 г. Средства на воз­ведение храма пожертвовал «тамошний житель» И. С. Могилев, им же были поставлены позоло­ченный резной иконостас и новая утварь.

 

В дальнейшем на долю Николо-Иннокентьевского храма выпало немало невзгод. В 30-е гг. XX в. разобрали колокольню и венчающие части храма. Более низкий объем притвора надстроили вторым этажом и все сооружение перекрыли общей металлической кровлей. Затем здание пе­редали в ведомство иркутской киносети для уст­ройства в нем кинотеатра, в результате чего по­следовала значительная внутренняя переплани­ровка. В настоящее время он находится в забро­шенном аварийном состоянии.

 

Все предшествующие культовые постройки эпохи классицизма имели в завершении ротон­ду. Композиция Николо-Иннокентьевской церкви имеет другое построение, в ее основе лежит со­четание ярусной четвериковой колокольни под колпаком с кубическим объемом храма под дву­скатной кровлей с малым венчающим восьмери­ком. В плане продольная осевая композиция по­лучила ассимметричное решение с пристроем северного придела. Постройка имеет скупой фа­садный декор. Плоскости стен расчленены ло­патками с прямоугольными филенками, простые рамочные наличники обрамляют оконные проемы.

 

Михаило-Архангельская церковь Вознесенско­го монастыря, 1872—1876 гг.

 

В трех верстах к западу от монастыря, на монастырской земле был основан скит. Здесь был заложен деревянный храм во имя архистра­тига Михаила, освященный 27 июня 1876 г. Но в 1898 г. возле самого скита была проложена железная дорога и основана большая станция Иннокентьевская (ныне Иркутск-2). Мысль о ските была оставлена, но церковь продолжала существовать. В настоящее время храм находит­ся в ведении общины верующих и продолжает использоваться по своему первоначальному наз­начению.

 

Постройка выполнена в формах запоздалого классицизма в сочетании с традиционными прие­мами деревянного зодчества. Ярусная четвери­ковая колокольня и ярусный же храм типа вось­мерик на четверике с крупной главой представ­ляют объемно-пространственную композицию, ти­пичную для деревянного церковного зодчества Иркутской епархии. В то же время она несет элементы, характерные для второй половины XIX в.,— эклектичное обращение к формам древ­нерусского зодчества. Об этом свидетельствует форма утрированно увеличенной главы храма.

 

Стилевая направленность культовой архитек­туры Иркутска конца XIX — начала XX в. типич­на для всей русской архитектуры данного пе­риода. Постройки этого времени, начиная от стилизаторско-эклектических (XIX) до модерна (XX), во многом восприняли традиции древнерусского зодчества. Наиболее распространеным было сти­лизаторство в духе древних московских постро­ек. Храмы отличаются крупномасштабностью по­строения, богатым декоративным убранством с применением излюбленных приемов в виде килевидных кокошников, шатров, лукоеичных глав. Модерн в Иркутске в культовых постройках представлен только одной церковью — деревянной Петро-Павловской и принял довольно свое­образный характер. В этом здании открытый сруб стен контрастирует с декоративными де­талями венчаний храма и колокольни, стилизо­ванными в духе древнерусского зодчества,

 

К сожалению, утрачен наиболее яркий памят­ник этого периода — Кафедральный собор, возведенный в 1895 г. Памятник являлся выдающим­ся образцом стилизаторско-эклектического направления. В настоящее время сохранилось толь­ко две каменные церкви этого направления — Ка­занская и Князе-Владимирская.

 

Казанская церковь, 1885—1892 гг. (ул. Барри­кад 34) была построена в Ремесленной слободе потомственным гражданином А. М. Сибиряковым. Основание ее заложено 27 июля 1885 г., а  окончено  строительство  с  освящением трех приделов в 1892 г.

 

Объемно-пространственная  композиция по­стройки резко отличается от всех предшествую­щих ей культовых зданий города.  Симметрию центрической структуры плана нарушает только пристрой колокольни с западной стороны. Объем церкви в целом компактный, расчленен на ряд соподчиненных  объемов,  сгруппированных вок­руг центрального столпа. Ядро храма завершает­ся двенадцатигранным барабаном с граненым ку­полом. Более низкие приделы, апсиду и коло­кольню венчают одинаковые по форме восьми­гранные барабаны в форме беседок под купо­лами. Подобное композиционное решение, когда различные по функциональному назначению час­ти получают совершенно одинаковую трактовку объемов и планов, является новым для иркутских церквей. До сих пор всегда четко прослежива­лось деление храма и алтаря, а также приделов. В Казанской церкви в простую привычную логи­ку построения культового сооружения привне­сены новые мотивы,    усложняющие прочтение функционального назначения частей. Еще боль­шее усложнение объемной композиции придает расположение по диагоналям ядра дополнитель­ных башенок, завершенных шатрами. Причем эти башенки расположены за приделами восьмери­кового в плане храма.

 

Декор фасадов обилен и выполнен в слож­ных   формах   «стилевой»   архитектуры   конца XIX в. и во многом использует византийские фор­мы. Модульоны, спаренные колонки, лучковые кокошники, филенки различных очертаний обра­зуют насыщенную ткань декора.

 

Казанская церковь является одной из немно­гих сохранившихся построек стилевой архитек­туры конца XIX в. Она является вертикальной доминантой среди окружающей ее малоэтажной застройки и поэтому сохранила свое важное зна­чение в планировке города, зрительно связывая отдельные его районы.

 

Князе-Владимирская церковь, 1888—1895 гг. (ул. Каштаковская, .52), возведена на средства иркутского купца В. А. Литвинцева и поэтому получила в народе второе название — Литвинцевская. Начало строительства было приурочено к ознаменованию 900-летия крещения Руси. Храм заложен 15 июля 1888 г. в день торжественного празднования и ровно через семь лет окончен как снаружи, так и внутри. 16 июля 1895 г. ос­вящен главный престол храма во имя Святого равнопрестольного князя Владимира. 20 и 30 ию­ля были соответственно освящены приделы — правый в честь иконы Богоматери Споручницы грешных; левый — во имя святого Архиеписко­па Критского и мученицы Ирины.

 

Закончив строительство, В. А. Литвинцев ду­мал просить разрешения устроить здесь мужской монастырь и при нем школу, но смерть не дала ему осуществить эти планы. Мужской монас­тырь при церкви был открыт только в 1903 г. на средства, им завещанные, но в 1920 г. закрыт, а в церкви расположена лаборатория геологоуправления.

 

Церковь имеет оригинальную объемно-прост­ранственную композицию. Она является един­ственной нефной постройкой Иркутска, В плане это компактный прямоугольник, расчлененный столбами на 15 ячеек (девять одинаковых цент­ральных и по три более узких с восточной и западной сторон). Объемное решение храма еще более необычно. Читать

 


Категория: Памятники культуры Иркутска | Добавил: anisim (31.08.2009)
Просмотров: 6513 | Рейтинг: 5.0/6 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>