Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Четверг, 14.12.2017, 12:17
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Памятники культуры Иркутска


ИЗ ИСТОРИИ ОХРАНЫ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПАМЯТНИКОВ ПРОШЛОГО

 

А.В. Дулов

 

ИЗ ИСТОРИИ ОХРАНЫ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПАМЯТНИКОВ  ПРОШЛОГО

 

Местные административные, религиозные, об­щественные органы и отдельные лица стремились использовать и охранять памятники прошлого, ко­торые являлись органической составной частью всего культурного наследия.

 

Дореволюционный период этой деятельности можно разделить на два этапа. Первый из них (до 1789 г.) клерикальный, второй, завершивший­ся 1917-м г.,— монархически-клерикальный. До 1789 г. церкви являлись наиболее важным, до­минировавшим видом памятников истории и куль­туры, религиозное мировоззрение определяло по­литику создания, использования и пропаганды этих памятников. Церкви как бы совмещали в себе функции различных видов памятников, в том числе - исторических (чаще всего религиозно-исторических, поскольку церкви или их отдель­ные приделы посвящались различным святым, часто имевшим связь с местностью, где стояла церковь). Церкви служили также памятниками архитектуры. Внутри церквей имелись росписи, иконостасы, то есть те предметы, которые мы теперь относим к памятникам монументального, искусства.

 

Конечно, церкви (в XVII в. все они строились в нашем крае из дерева) не были тогда единственным видом памятников. Вероятно, в восточ­носибирских острогах XVIIXVIII вв. такую же роль играли главные башни острогов, которые представляли собой многоярусные сооружения, венчавшиеся символом самодержавия — двугла­вым орлом.

 

Уже в 1675 г. один из образованнейших рус­ских людей, Спафарий, проезжая через Иркутск, отметил, что Иркутский острог «строением зело хорош». Действительно, уже тогда жители Ир­кутска старались придать монументальную вы­разительность наиболее выдающимся городским сооружениям. В XVII в. ими были прежде всего башни острога, поднимавшиеся на высоту до 20 м..

 

В XVIIIXIX вв. господствующая роль в го­родском пейзаже переходит к каменным церк­вам, которые значительно превосходят по своей высоте рядовую городскую застройку и распо­лагаются на наиболее выигрышных местах. Пер­вым из этих сооружений была Спасская церковь, являющаяся ныне древнейшим каменным здани­ем Восточной Сибири. Недавно стал известен ее архитектор и руководитель строительства — та­лантливый зодчий М. И. Долгих.

 

Из иркутских церквей лучшей считается Крестовоздвиженская, возведенная на обозримом по­чти со всех сторон холме, отличающаяся строй­ным, устремленным ввысь силуэтом и богатейшей: орнаментовкой стен. Построенная в середине XVIII в., церковь признается ныне одним из са­мых интересных провинциальных культовых со­оружений, упоминается в учебниках по истории русской архитектуры. В начале XVIII в. источники фиксируют появ­ление еще одной разновидности памятников мо­нументального искусства — мемориальных досок.

 

В 1704 г. было закончено строительство первого каменного здания в Иркутске — приказной избы, и внутри здания установили каменную плиту с вырезанной на ней текстом.

 

В 1789 г. к приезду в Иркутск генерал-губер­натора И.А. Пиля впервые были выстроены три­умфальные ворота, что положило начало нового этапа, важнейшей особенностью которого стало прославление в памятниках Иркутска монархов, реже — церковных или административных деяте­лей.

 

Выдающимся памятником архитектуры явля­ется Белый дом, построенный не позднее 1804 г. Этот замечательный дворец, созданный, по-ви­димому, по проекту архитектора Кваренги, вы­строен в стиле русского классицизма. Он радует глаз строгой пропорциональностью, величественным шестиколонным портиком, изяществом и со­размерностью архитектурных деталей и украше­ний.

 

В 1804 г. Синод принял решение о канониза­ции первого иркутского епископа Иннокентия Кульчицкого, управлявшего епархией в 1727— 1731 гг.

 

В связи с этим останки Иннокентия были объ­явлены святыми мощами и, таким образом, признаны историко-религиозным памятником. Они находились в Вознесенском монастыре, в районе современного поселка Жилкино. В 1805 г. по этому поводу в городе состоялись пышные церковные церемонии. В 1921 г. комиссия под председательством секретаря обкома М. Н. Рютина вскрыла раку с останками епископа и вы­везла их из Иркутска. Лишь в 1989 г. эта свя­тыня православных сибиряков возвращается в Иркутск и устанавливается в Знаменском соборе.

 

В 1811—1813 гг. сооружаются по проекту ар­хитектора Кругликова Московские Триумфаль­ные ворота, установленные на берегу Ангары у перевоза через реку (в начале нынешней улицы Декабрьских Событий). Эти каменные ворота играли роль парадного въезда в город, отлича­лись большой величиной (19 м высоты и бо­лее 16 — длины) и были видны издалека с Мос­ковского тракта. Создавались они в честь деся­тилетия со дня начала правления Александра I.

 

В 1871 г. в Иркутске был открыл Интендант­ский сад, устроенный на берегу Ушаковки, на. месте современного ИЗТМ. Сад с живописными выкопанными прудами, мостиками, .зелеными на­саждениями, павильонами пользовался огромной, популярностью в Иркутске. Этот памятник ланд­шафтной архитектуры был уничтожен в конце 1920-х гг.

 

В 1870 г. местными властями сооружается в Иркутске часовня в память «чудесного спасения» Александра II от выстрела Д. Каракозова. В 1891 г. был построен триумфальный павильон. в честь приезда в Иркутск наследника престола, будущего императора Николая II.

 

Воздвигались памятники и культового зод­чества. В 1877 г. на месте дома, где жил Инно­кентий Кульчицкий, была построена в его память часовня (рядом со зданием костела). Появились, новые церкви. Большинство из них отличалось высокими эстетическими достоинствами. Из церк­вей XIX в. особого внимания заслуживает гран­диозный Казанский собор (1893), построенный в нововизантийском стиле (теперь на этом месте Дом Советов). Рядом с ним располагался рим­ско-католический костел (1885). Эти два храма вместе с более ранними Спасской и Богоявлен­ской церквами образовали замечательный по кра­соте комплекс культовых сооружений.

 

Начиная с 20-х гг. XIX в. появляются и посте­пенно нарастают новые тенденции в деятельнос­ти, связанной с памятниками. Во второй четвер­ти XIX в. революционеры и сочувствовавшие им стали сохранять и фиксировать места, связанные с политическими ссыльными.  Этим занимались декабристы, а за ними — и новые поколения по­литических изгнанников.

 

Установленный в 1886 г. в Иркутске памят­ник историку-демократу А. П. Щапову стал пер­вым в Восточной Сибири монументом политичес­кому ссыльному, сооруженным на средства жи­телей города вопреки сопротивлению консервативных кругов.

 

Правда, во многих случаях могилы противников самодержавия все же не удавалось со­хранить. Так, в Иркутске были утеряны мо­гилы видных революционеров-шестидесятников Н.А. Серно-Соловьевича и И.А. Худякова, по­хороненных на Иерусалимском кладбище (ныне территория ЦПКиО).

 

Парная политическая борьба разгорелась во­круг памятника Александру III в Иркутске. Го­родская дума собирала средства на памятник си­бирскому генерал-губернатору графу М.М. Спе­ранскому. Но бывший помощник шефа жандар­мов Пантелеев, назначенный в Иркутск генерал-губернатором, вынудил городскую думу выска­заться, за сооружение памятника царю и органи­зовал «добровольную» подписку на него.

 

29 августа 1908 г. во время торжественного открытия памятника члены РСДРП и сочувство­вавшие им собрались на противоположном бе­регу Ангары, в роще «Звездочка», и устроили свой митинг. К этому дню местные социал-демократы издали прокламацию «Черный праздник». В ней была выражена надежда, что «ни истукан, ни черный праздник не. затмит сознание рабочих...». В этот день произошли массовые аресты. Более 60 человек оказались в тюрьме.

 

Начиная с 80-х гг. XIX в. активизируются ар­хеологические исследования. В 1871 г. при зем­ляных работах в Иркутске впервые в России была открыта стоянка людей каменного века (Военный госпиталь в Знаменском предместье). Возникают общества, занимавшиеся охраной па­мятников прошлого: Иркутская ученая архивная комиссия (1911). В 1912 г. создается Церковно-историческое археологическое общество Иркут­ской епархии. Оно должно было следить за сос­тоянием древних храмов и других культовых ре­ликвий. В начале XX в. производятся обмеры ря­да старых церквей, а И. И. Серебренников пуб­ликует брошюры о памятниках архитектуры Ир­кутской губернии.

 

В XIX — начале XX вв. в Иркутске появилось немало значительных построек общественной и жилой архитектуры. В 1858 г. возведены Амур­ские ворота, посвященные важному историчес­кому событию — Айгунскому трактату с Китаем, закрепившему Приамурье за Россией. По проек­там иркутских зодчих А. Я. Алексеева, А. И. Ло­сева, Я. А. Кругликова, А. Е. Разгальдеева, А. И. Кузнецова, А. П. Артюшкова, Н. И. Бойкова были построены сооружения, создавшие выразительный облик архитектуры отдаленного губернского города, соединенный с сибирской природой, соразмерный человеку, волнующий тихим покоем провинциальной торжественности нашего современника.

 

Определенными этапами в развитии архитек­туры Иркутска следует считать составление пер­вых генеральных планов города в конце XVIII в., использование типовых проектов зданий в пер­вой половине XIX в.

 

К 1917 г. центральная часть Иркутска отли­чалась высоким художественным уровнем за­стройки. Общий вид города радовал красотой и разнообразием: Ангара, причалы, жилые одно и двухэтажные дома по холмистому рельефу; вертикали соборов, храмов, костела, часовен, сформированные в многоплановую силуэтную панораму. Кроме того, и среди рядовой застройки нетрудно было найти сотни выразительных деревянных домов.

 

Таким образом, можно отметить целый ряд положительных традиций, которые представляют собой ценный и полезный опыт, накопленный до 1917 г.

 

Это — привлечение в отдельных случаях об­щественности к определению места расположе­ния монумента; устройство всероссийских кон­курсов, в результате чего были получены удач­ные в архитектурно-художественном отношении проекты (так было при проектировании юрод­ского театра, памятника Александру III); созда­ние интересных архитектурных комплексов; тщательное художественное оформление зданий, имевших особое политическое или идеологичес­кое значение {церкви, здания общественного ха­рактера); возникновение органов, начавших изу­чение и охрану памятников истории культуры.

 

Октябрь 1917 г. резко изменил отношение к историко-культурным памятникам. Главное зна­чение было придано памятникам классовой борь­бы, были лишены ореола святости церкви, раз­рушались памятники царям, уничтожались ста­рые кладбища. До 1930 г. о памятниках все же заботились. В 1925 г. Иркутский губисполком обязал все Советы губернии принимать меры по охране памятников «старины, искусства и при­роды»; и вскоре в губернии под охрану было поставлено 52 объекта — комплексы и отдель­ные памятники, а в краеведческом музее был организован соответствующий отдел.

 

Но с начала 1930-х гг. началось разрушение ценившихся народом памятников. В борьбе с па­мятью о прошлой культуре уничтожалось все, что могло считаться пережитком прошлого, что напоминало о религии, монархии, дворянстве и буржуазии. Судьбу памятников решали часто не только партийные и советские, но даже хозяй­ственные руководители.

 

В 30-х гг. было снесено или до неузнаваемос­ти изуродовано много церквей Иркутска. В числе других снесли и замечательный Казанский со­бор Сохранившиеся церкви обычно лишались крестов и куполов, и их приспосабливали под предприятия, склады, общежития, клубы, кино­театры.

 

Нормальное восприятие многих памятников архитектуры было нарушено из-за пристройки к ним крупных зданий, Четырех-пятизтажные дома были построены почти впритык к Польскому костелу, Богоявленскому собору, Богоородице-Казанской церкви. Однако наряду с многочислен­ными утратами городу все же удалось сохранить в целом историческую сеть улиц, площадей, квар­талов и улиц с деревянной застройкой XIX в. К счастью для города, центральные кварталы здесь не сносились полностью, как это было в некоторых быстро развивавшихся городах. В на­чале 60-х гг. в Иркутске городские власти стре­мились ликвидировать усадьбы. Это привело к новым утратам архитектурного облика Иркутска. Для удешевления ремонта зданий решено было не восстанавливать декоративные детали домов, более того, даже уничтожать их. Все это обед­няло внешний вид города,

 

Лишь в 60-х гг. руководство страны допус­кает создание общественного органа, оберегаю­щего культурное наследие. В 1966 г. возникает Всероссийское общество охраны памятников ис­тории и культуры. С конца 60-х гг. начинается реставрация архитектурных и исторических па­мятников. Много полезного было сделано в этом направлении архитекторами-реставраторами Г. Г. Оранской, А. А. Ополовниковым, Е. Ю. Ба­рановским. Реставрируются Спасская и Богояв-ленская церкви в Иркутске, проводится музеефикация домов декабристов Трубецкого и Вол­конского. - Конец 70-х гг. отмечен двумя важными моментами: в 1977 г. состоялась первая в области конференция, посвященная памятникам истории борьбы за власть Советов в области, а в 1979 г. появилась публицистическая работа В. Распути­на «Иркутск с нами».

 

В 1970 г. городу присвоили статус «истори­ческого». ЦНИИП градостроительства разработал Проект детальной планировки центра Иркутска, определил заповедные зоны, причем было реше­но сохранить в основном сеть улиц историческо­го центра.

 

В 80-х гг. историко-архитектурной группой Политехнического института под руководством В. Т. Щербина был выполнен историко-архитектурный план памятников истории культуры Ир­кутска, который лег в основу Проекта зон ох­раны и регулирования застройки Иркутска. Зна­чительно улучшились состояние архитектурных и исторических памятников Иркутска в резуль­тате большой работы, проведенной в связи с его юбилеем в 1986 г. Иркутяне впервые увидели, насколько красивы многие старые здания, де­сятилетиями находившиеся в запущенном состоя­нии.

 

Произошел и качественный скачок в рестав­рации памятников. В 1983 г. участок ремонтно-строительного треста, занимавшийся этими рабо­тами, преобразуется в Специальную научно-про­изводственную мастерскую Управления культуры облисполкома, производственные мощности ко­торой возрастают.

 

Драматичной оказалась судьба ледокола «Ан­гара». В 1977 г. было принято решение Иркут­ского горисполкома о создании на судне музея. Однако дело довести до конца не удалось. Ле­докол оказался бесхозным, он горел, затем за­тонул. Когда в 1985 г. судно было поднято на поверхность и областной Совет ВООПИК настаи­вал на превращении его в музей, группа адми­нистраторов сделала все возможное, чтобы помешать этому,— и добилась своего. Лишь в 1988 г., уже при других руководителях области, начались работы по реставрации ледокола. От президиума областного Совета ВООПИК, особен­но председателя В. В. Игнатова и его заместите­ля Н.Ф. Салацкого потребовалось много энер­гии .чтобы довести дело до конца. Иркутяне для восстановления ледокола собрали 300 тысяч руб­лей. Столько же средств поступило из Москвы от Советского фонда мира. Еще 145 тысяч руб­лей дала благотворительная лотерея, проведен­ная отделением ВООПИК. После преодоления всех препятствий весной 1991 г. на ледоколе был открыт культурно-экологический центр.

 

Низкий уровень культуры многих «отцов» города и области, непонимание ими особеннос­тей и сложностей работы с памятниками, неже­лание считаться с мнением специалистов и об­щественности приводило к серьезным ошибкам. Еще не так давно в кругах руководителей бы­товало мнение, что памятники можно создать или изменить почти по произволу, без совета со специалистами, общественностью.

 

До недавнего времени у нас довольно просто решался вопрос о «переориентации»... кладбищ. Так, бывшее Иерусалимское кладбище в Иркут­ске, на котором покоится прах десятков тысяч горожан, превращено в ЦПКиО в конце 50- гг.

 

Серьезные просчеты были допущены при строительстве Мемориала воинам-иркутянам, пав­шим в 1941—1945 гг., памятника борцам за власть Советов у Белого дома, скульптурных портретов Ю. А. Гагарина на бульваре Гагарина (70-е годы) и А. М. Горького (1985).

 

В период подготовки празднования юбилея присвоения Иркутску статуса города был со­вершен еще один акт «административного монументализма»: у въезда в центр города построен памятный знак «Кировский район», вызвавший недоумение горожан. Это обошлось государству в 300 тысяч рублей. Однако со второй половины 80-х гг. общественности чаще удавалось остано­вить излишне ретивых администраторов.

 

В 1986 г. местное руководство, договорившись с двумя московскими авторами, собиралось со­орудить памятник декабристам по проекту, ко­торый не удовлетворял подавляющее большин­ство тех иркутян, которые ознакомились с ним. Только после целого ряда протестов и благодаря новой обстановке в стране проект был забрако­ван, и выбор проекта решен посредством кон­курса. Позднее оказались отвергнутыми пред­ложения руководства института Иркутскгражданпроект о возведении большого комплекса консульства МНР в самом центре города, строи­тельстве здания областной библиотеки в запо­ведной зоне, сооружении 24-этажной гостиницы около моста через Ангару, которая «придавила» бы стоящие рядом историко-архитектурные па­мятники.

 

И тем не менее мы имеем не только потери. Развивается специальная научно-реставрационная мастерская: годовой объем работ ее с 250 тысяч рублей (1977) увеличился в 1989 г. до 1,8 млн. рублей. Организованы группы паспортизации при Иркутском университете (археологическая и ис­торическая) и Политехническом институте (архи­тектурная). Эти группы, возникшие в 1962— 1984 гг., провели к 1990 г. планомерное изучение недвижимых памятников ряда районов области.

 

Завершена реставрация Спасской и Богояв­ленской церквей, домов декабристов Трубецкого и Волконского, ледокола «Ангара». В юроде ве­дется реставрация более десяти других ценных исторических объектов, в том числе Троицкой церкви XVIII в. (на средства государства) и Богородице-Казанской XIX в. (на средства иркутян).

Читать дальше



 

Категория: Памятники культуры Иркутска | Добавил: anisim (31.08.2009)
Просмотров: 3780 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.0/2 |
Всего комментариев: 1
1  
Фамилия архитектора Разгильдеев. Видимо опечатка.


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>